Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Беларусь >> Агроэкотуризм: В деревню! В глушь! Или путь к себе


Забронируй отель в Белорусии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Агроэкотуризм: В деревню! В глушь! Или путь к себе

Беларусь

Агроэкотуризм: В деревню! В глушь!
или путь к себе
На грани

Город душил. Уже месяц я находилась в жутком цейтноте. Как заведенный механизм работала, работала, работала, работала по 15 часов в сутки. Доходило до того, что, приходя вечером домой и ложась в кровать, уговаривала свой организм, как маленький: ну, потерпи еще немножечко, чуть-чуть. Ну, ты же знаешь, что таких периодов только 2 в году. Ну, еще недельку и станет легче. Уговоры не помогали. Я заболела. Болезнь восприняла с громадным облегчением — как спасительный повод не пойти на работу и передохнуть. Я радовалась болезни! И она меня наказала. На работе все проекты летели в тартарары, и мое гипертрофированное чувство ответственности заело совесть — я вышла на работу не долечившись. В результате обыкновенная простуда затянулась на 3 недели, измучила меня вконец. Я проклинала работу, себя, свой, мною же заданный бешеный темп жизни. Мир замкнулся в бетонной коробке офиса и превратился в груду искусственных вещей — бетонный пол вместо земли, компьютер вместо неба, телефон вместо пенья птиц, бумажки-документы и жутчайший стресс. Было невыносимо. Пыталась ловить каждую минуту «свободы» — по дороге на работу разглядывала наклевывающуюся травку и зарождающиеся листики на деревьях, птичку услышу — на душе легче. Душа рвалась на волю! Ничего не надо было. Только отдохнуть, на природу, в тишину, к лесу, к озеру. Тихо посидеть без движения и без мыслей возле воды и вспомнить что-то

Сашка

Что-то гнало меня из города, хоть на день, несмотря на отвратительнейшую для мая погоду — сплошные дожди и холод всю неделю. Было уже все равно — дождь или солнце — лишь бы вырваться из города и замкнутого круга, в который я сама себя загнала. Вот в таком состоянии я позвонила Сашке и буквально умолила его «вывезти» меня куда-нибудь. Куда глаза глядят, на край света.

Сашка — мой старый друг, с которым пару лет подряд почти каждое лето мы совершаем «вылазки» на природу, спонтанные, совершенно чудные и потому просто обожаемые мной! Березинский заповедник, Мир, озеро в Плещаницах, Плиса, Мосар, дендрарий в Глубоком, Крево… Каждая поездка с ним — открытие, сильнейшее впечатление.

Мосар — французское чудо в глухой белорусской провинции…

Путь из варягов в греки — грязноватый, богом забытый небольшой канал, но с какой-то величественной мощью, как подумаешь о его прошлом — дух захватывает…

Развалины Гольшан, воспетые Короткевичем, и от того еще более удручающие своей заброшенностью…

Крутой курган — совершенно обычный на первый взгляд и совершенно необычный — на второй — одно из первых городищ в Беларуси…

А как забыть поездку на курган Славы? Полночь, мы сидим наверху, свесив ножки, а под нами расстилается туман. Да не просто туман — просто-таки колдовской туманище! Густой, влажный, как одеяло, и мы — над ним! Фантастические ощущения! Так захотелось нырнуть туда и…И мы нырнули. Сели в машину и поехали в туман. В никуда. Просто в туман — куда приведет.

Вечность

Я 100%ая, тепличная городская девушка. Ни дачи, ни деревни, коров и лошадей боюсь и до сих пор помню как открытие, когда в детстве в первый раз увидела, как растет клубника. Я редко выбираюсь на природу и давно поняла, что за грибами-ягодами ходить не люблю — не понимаю я этого вида спорта. Мне бы на травке посидеть, кору сосны порассматривать, букашек мимо проползающих. Шишки пособирать, коряжки поискать интересные — эта на оленя похожа, эта — на дельфинов, а вон дракончик извивается. Какие уж тут грибы-ягоды! Так, если только сами в руки попадутся.

С какого момента не помню, но я начала отчетливо осознавать, что на природе я отдыхаю душой, уходит все — все проблемы, суета, все кажется этой суетой. Какая работа! Какая разница, на день позже или раньше повесили биллборды или запустили ролики — от этого ничего, ровным счетом НИ-ЧЕ-ГО не изменится! Все это — ничто здесь, на природе, перед лицом вселенной. Здесь, в лесу, глядя на звезды, когда лежишь в лодке, на то, как тихо плещется вода, как тихо уходит солнце, понимаешь, что вот это и есть — вечность. Что вокруг тебя — глобальное, и у него — своя жизнь, совершенно другая, а ты — песчинка, брошенная в воду щепочка, и так мелки все твои надуманные проблемы, цели, планы, как это все неважно! Сегодня эти проблемы есть — завтра нет, а сосны все так же будут покачивать верхушками, а листья все так же будут перешептываться, а вода все бежит, бежит, бежит… Я всегда думала, в какой страшный, безысходный психологический тупик должен сам себя загнать человек, чтобы, например, покончить жизнь самоубийством. Подумаешь, обанкротился! Да какая к черту разница! Нет выхода? Как же! Вот он, выход! Бросить все и уехать на хутор, на природу, исцеляться. Чтобы тебя нигде не нашли. И ничего не случится! Мир не рухнет! Вот она — свобода!!!

Видимо, поэтому так и рвалась я из города — на природу, восстановиться. И не знала, какой встряской будет для меня эта поездка, какой значимой! Два дня по насыщенности — как неделя. Я вернулась совершенно обновленной! У меня глаза горели, меня переполняли эмоции, я делилась ими с каждым, а душа рвалась назад!

Деревня Хролы, Яша и местный Кентавр

Не думала и не гадала, что принесет мне эта поездка. Не знала, куда мы едем, даже не знала, на сколько — на день или на два, с ночевкой. Знала одно — прочь из города!

Саша давно мне говорил об одном любимом своем местечке — Кролова Хата: «Лена, я нашел такое место!!! Это такая глушь! Там волки и медведи ходят!» Мы договаривались, что обязательно туда съездим. И Сашка ездил. Но не я. J Всему свое время. И оно пришло для меня. Мы направлялись именно в Кролову Хату — это было где-то оочень далеко — 4,5 ч езды от Минска, но по дороге должны были заскочить в еще одно местечко, куда, как оказывается, Сашу давно звали — разработать какой-то туристический маршрут, в общем, что-то невнятное. Деревня Хролы. Ага! Кролы — Хролы тут же связало мое подсознание и никак не могло развязать, потому что Хролы — это Хролы, а Кролова Хата — в деревне Заборье, дальше.

В Хролы мы заехали не с той стороны. И первое впечатление было страшное — вдоль проселочной дороги были разбросаны брошенные, почерневшие, пустые дома — ощущение, что из них вынули душу. Вот она, деревня, — подумала я, — вымирает. L Останавливались через каждые 100 метров, уточняли, правильно ли мы едем. В очередной раз засомневались, увидев впереди машину, за которой не было видно дороги. Чувствую я, — сказал Саша, — мы приехали. Дальше будет тупик.

И мы действительно приехали!

- Здравствуйте! Приехали! — поприветствовал нас как знакомых мужчина, косивший траву.

- Здрасьте! А как нам добраться до Хролов?
— Так вы приехали! Я — Сергей!

Сергей и его жена — из Новополоцка. Сергей — альпинист с 25-летним стажем, туринструктор.

- Как-то подумали мы с женой, что хорошо бы иметь домик в деревне. А, как известно, мысли материальны, вот он к нам и притянулся скоро.

«Мысли материальны…» Я смотрела во все глаза — именно это стала осознавать и я не так давно! Наш человек — восхитилась я!

- Да что я! — говорил Сергей, — вот наш Яша действительно необыкновенный человек.

Яша — местный фермер. Да такой, на которого весь район молится. Лучшая рассада — у него, дома даже кактусы и пальмы выращивает! Молодой парень, 28 лет, а так у него все ладится! Что ж тут необычного? Да ничего. Кроме того, что Яша всю жизнь жил в городе и никогда не имел никакого отношения ни к земле, ни к сельскому хозяйству. Но пришел из армии и сказал: буду жить в деревне. И уехал, забрав с собой отца. И этот городской парень, окончив чуть ли не 3хмесячные фермерские курсы, сумел своей целеустремленностью так поставить дело, что его хозяйство — лучшее в районе.

К нам вышел скромный, худенький парень, никак не похожий на крепкого фермера, и сразу стало понятно, какой стержень у этого парнишки внутри и какая любовь ко всему тому, что он делает. Не стремление к деньгам, наживе, а именно ЛЮБОВЬ в основе.

- Выродок, — с любовью сказала его жена, — не понимаю я его, чуть его потянуло сюда. Ну ладно я, деревенская, а он же всю жизнь в городе жил…

Яша повел нас показывать свое хозяйство. И тут меня ждало еще одно потрясение! Я увидела настоящего, живого, сказочного коня-богатыря! Это был огромный, мощный, спокойный красавец, словно сошедший с картины Васнецова «Три богатыря». Да, теперь я точно знаю, именно на таком коне ездил когда-то Илья Муромец! 700 кг веса, мощная шея, копыта… Это был чудесный конь с достойным его именем Кентавр! Мы не скрывали своего восхищения перед Яшей — а как озарилось его лицо от похвалы его любимцу!

Кеша оказался породистым — кажется, русский тяжеловоз, — если я правильно запомнила название. Еще молодой — 4 года — и со спокойным нравом. Забравшись в седло, я обняла его за шею и еще раз поразилась его гигантским размерам. Потрясающий конь!

А еще мы видели совсем маленького, трех дней от роду жеребеночка — Яша сам принял роды у кобылы. Хрупкий, на худеньких ножках, он был похож на маленького лосика. J

Сергей и его жена решили примкнуть к движению агроэкотуризма и принимать в Хролах гостей. Места вокруг — отличные как для пеших походов, так и для походов на байдарках (речка Шоша). С Яшей они могут предложить и конные походы…

Какие люди! — думала я о Яше, уезжая… Самородки! Какая в них сила! На таких держится земля. Может, с помощью таких людей возродится деревня? Но как у него все получается? У обычного городского в прошлом парня? Может быть, так и должно быть, когда человек находит в этой жизни СВОЕ дело, СВОЙ путь?

Кролова хата

До Заборья мы добрались уже в сумерках, часам к 10и вечера — через Полоцк, Россоны и деревню Горбачевку. Я наконец-то нашла на карте это место — на северо-западе Беларуси, прямо на границе с Россией — не зря местные жители говорят, что у них можно увидеть и белые ночи, и Северное сияние. В сумерках заливались соловьи. Большая собака даже не тявкнула, видимо, уже считая Сашу свои. Мы вошли в дом совершенно неожиданно для хозяев.

Очередное сильное впечатление — ДОМ. Большая деревянная изба, толстые бревна, камин, русская печь… Да что там перечислять — главное не в этом. Главное — что все в нем, в этом доме, сделано с любовью. Ручки у дверей — живые — коряжки из леса, пенек возле камина вместо табуретки и просто потрясающий сосновый стол с лавками — просторный, широкий — 10 человек усядутся свободно, 12 — поплотнее. Наверное, за такими столами на Руси собирались семьи — повечерить, поговорить, за таким столом чувствуешь, что семья — это семья.

Все сделано своими руками, отстроено, выстрадано, обдумано.

Как оказалось, дом Кролов — бывшее здание деревенской больницы. Я видела фотографию этого дома из «той» его жизни — он был похож на те брошенные дома, которые мы видели, подъезжая к деревне Хролы. Мрачноватое здание, даже от фотографии которого веет пустотой — стены и крыша. И вот так постепенно, метр за метром, комнату за комнатой, хозяева создавали свой Дом — теплый и живой сейчас.

- А домовой у вас есть? — шутливо спросила я хозяина.
— А как же! — улыбнулся, но совершенно серьезно ответил Александр, — и не один!

Дом каждого человека — отражение его сущности. Он многое может рассказать о хозяевах и без их слов. Мой взгляд останавливается на какой-то бумажке, прикрепленной к стене возле зеркала: 200 лет полноценной жизни (секреты долгожителей):

- Бороться с ленью (лень — путь к смерти!),
— Поддерживать у себя хорошее настроение. Петь. Мечтать. Улыбаться!
— Не завидовать!
— Избегать излишеств во всем!
— Любить и уважать себя!
— Живет тот, кто думает!

- Не участвовать в разговорах, касающихся тягот жизни; не говорите сами о том, чего вы не хотите видеть в своей жизни!

Как все точно!

Рядом — фотографии: замерзшее озеро с абсолютно зеркальной поверхностью. Какая интересная фотография, — подумала  я. Наверное, расчистили снег на озере и сфотографировались на этом месте. — Нет, — отвечает мне Тимур, сын хозяев, — это так озеро замерзло само. Невероятно! Продолжаю разглядывать фотографии уже в альбоме — хозяева по пояс в снегу, в колядных одеждах, на лыжах, и везде — светящиеся лица, и всегда — в кругу гостей. Удивление от того, КУДА я попала, все больше возрастает. Какой-то отдельно взятый кусочек рая, созданный самими людьми, живущими здесь. Вообще постоянное удивление — состояние, в которое я, как в транс, впала в этом доме.

Идем по большому коридору — книги слева, книги справа, заходим в комнату — стеллажи книг во всю стену: П. Коэльо, полный курс Фэй-Шуй, Шекспир, ….. Широко открытыми глазами смотрю на богатейшую фонотеку — ряды пластинок — меломаны просто рыдают! «Иисус Христос Суперзвезда» на пластинке, на кассете и на CD-диске. Компьютер…

Я просто сражена, восхищена, ошеломлена, я в недоумении — что это за удивительная семья?!

Семья Кролов
Знакомьтесь: Александр, Вера и Тимур.

Сказать, что эта семья меня удивила — это значит ничего не сказать. Это совершенно необыкновенные люди. Образованнейшие, интеллигентнейшие, эрудированные и необычайно духовные. И где я это все встречаю? В глуши! В богом забытой деревне, где даже нет и не предвидится мобильная связь! (Ах, да! Меня поприветстовал российский Мегафон. J Белорусские сотовые операторы туда даже не смотрят — в Россонах есть Velcom, но дальше этого районного центра их интересы не простираются :).

Как? Откуда? Такого не может быть! Я в смятении — неужели ТАКОЕ бывает?
Тимур.

Закончил инъяз, свободно разговаривает на английском, 2 раза был в Америке по программе обмена студентами, несколько раз — в Артеке. Пишет стихи, поет и играет на гитаре (репертуара — на несколько ночей подряд, не повторяясь, причем нестандартного! репертуара — как на белорусском, так и на русском языках). Увлекается краеведением (здешние места — родина Яна Борщевского, одного из зачинателей белорусской литературы), преподает в школе на белорусском языке английский и информатику (дети у него учат английский алфавит наоборот, с конца, для развития мышления), занимался бальными танцами, ушу, сейчас вместе с отцом занимается агроэкотуризмом. И все эти таланты — в одном человеке! Где? В деревне! И это его жизненная позиция — жить здесь. Поразительно! В то время, когда молодежь поголовно покидает деревню! «Многие говорят, что в деревне скучно. А мне скучно в городе.»

Вдумайтесь, насколько самодостаточным должен быть человек, чтобы так чувствовать и жить.

Я чувствую, как во мне рушатся стереотипы…
Вера.

Основа семьи, ее тылы — это женщина. Именно она — цемент семьи, именно она создает тот уют, тот домашний очаг, к которому хочется возвращаться. Помоталась за мужем Вера — на Дальний Восток съездила, назад в Беларусь вернулись, в городе жить не захотели, уехали в деревню. Что может подвигнуть женщину отправиться с насиженного места за мужчиной? Только любовь. Любовь смотрела на меня со всех фотографий, она чувствуется в атмосфере этого дома.

- Вера, — спрашивала я, — кто в доме — главный?
— Да нет у нас такого, — ответила мне Вера. — Все — вместе.

Вот оно, к чему, наверное, нужно стремиться в семейной жизни! Вот КАК должно быть. Не ты — мне, я — тебе, не «я здесь — хозяин», а ВМЕСТЕ.

Впечатления от Веры — как от мамы. Мягкая, открытая, улыбчивая, всегда в хорошем настроении.

Одна интересная деталь: пространство дома не поделено строго на гостевую и хозяйскую части. Я подумала: каким действительно открытым должен быть человек, чтобы так жить — постоянно бок о бок с гостями — чужими людьми, разными людьми, — не имея по сути личного пространства для себя.

Вера целыми днями хлопотала на кухне. И здесь творчество, которое вообще, мне кажется, является основой жизни этой семьи, било ключом. Чего стоит один только собственными руками приготовленный йогурт — живая простокваша взбивается с бананом и ягодами (клубникой, земляникой, голубикой — по вкусу) — наши магазинные йогурты и рядом не стояли! Вера даже мороженое умудряется сама делать из сливок! Компот из ревеня, салат из папаротника — настоящий, между прочим, корейский деликатес, заговорили про улиток, их тут великое множество, — и вот я уже узнаю, что Вера нашла рецепт их приготовления и ждет нас в гости «на улиток»!

Скажите, многие из вас имеют свой собственный герб и «фирменные» семейные цвета? А у семьи Кролов есть собственное трехцветие — каждому члену семьи по цвету — и герб в стадии разработки. Удивительная семья…

Александр.

- Представь себе Мулявина, только маленького, — говорил мне Саша, описывая хозяина, когда мы ехали в Заборье. Точно подметил! J Скромный, интеллигентный, с доброй, как у жены, улыбкой.

- Как все начиналось? — отвечал на мой вопрос Александр, — да просто это естественное продолжение нашей жизни. Мы всегда так жили — дом полон гостей. Загорелись идеей агроэкотуризма год назад. И уже через год, 10 июня 2005 Заборье принимало гостей — первый фестиваль агроэкотуризма в Беларуси, идея которого и инициатива принадлежала именно Кролам. Горько и стыдно было потом слушать, как местное начальство прогибалось перед районным и несколько раз благодарило за организацию фестиваля именно районные власти. Ну да бог им судья.

Агроэкотуризм: не все то золото, что блестит

После поездки в Заборье на меня вдруг хлынул поток информации об агроэкотуризме. Чуть ли не каждую неделю — какие-то репортажи по ТВ на эту тему, заметки в газетах. Выяснилось даже, что в Представительстве ООН в Беларуси существует проект поддержки агроэкотуризма. Правда, только на границе с Польшей, связано это с Беловежской пущей.

Вот только сейчас посмотрела очередной сюжет по БТ об одном из самых известных хозяйств-усадеб в Беларуси. Смотрела жадно, ревниво сравнивая с Кроловой хатой. Но тут же успокоилась: тут — другое. Мне даже смешно стало: павлин разгуливает возле дома — что это — белорусская деревня? Каменный дом — настоящий коттедж. Какие-то французские скульптурки во дворе и чистое поле вокруг дома. Ерунда это все, братцы, ненастоящее, и павлин — символ тому. А знаете, какой символ Кроловой хаты для меня? Аист.

Стояла возле дома высохшая сосна, на ней свили гнездо аисты. Сначала кружили пару дней, присматриваясь, а потом, решившись, быстро обустроились и аистенков вывели. Потом аистиха пропала. Сосну, уже совсем высохшую, надо было срубать. А теперь представьте, улетая и понимая, что улетает навсегда, аист попрощался с Кролами — низко-низко несколько раз пролетел рядом с хатой… Хозяева построили для аистов гнездо в другом месте, но то ли высоковато, то ли что, не прилетели в этом году аисты. Кролы собираются перенести гнездо пониже, и почему-то я не сомневаюсь, что аисты вернутся и непременно будут здесь жить…

А еще мы с Сашей во время своего приезда сфотографировали лебедей на озере, а гости из Норвегии до нас — лося в кустах. А в 6 км от Заборья, в Шерстово, объявился волк, оставив следы от своих лапищ в грязи прямо на проселочной дороге. Дикие, нетронутые места — озеро сейчас все в кувшинках и лилиях, в лесу, небось, полно черники и земляники. Лес хороший — светлый, сосновый — сосенки красивые, стройные, с чуть красноватыми стволами, от чего даже в пасмурную погоду кажется, что на них играет солнце…

Еще меня поразило отношение к лесу в этих местах. Кролы на берегу озера построили чудную баньку — этакий домик-лесовичок, замаскировавшийся под зеленый холмик. Вода в этом году стояла необыкновенно высоко, и мы, напарившись в баньке, открыли купальный сезон, с разбега из баньки прыгнув в обжигающую воду, — дивные ощущения обновления! Как заново родилась — говорят в таких случаях. Потом уже знающие люди мне сказали, что в этот момент очищаются все «тонкие», нематериальные тела человека — вот почему так хороша русская банька в сочетании с нырянием в холодную воду.

Но я отвлеклась от леса — так вот, по дороге в баньку я видела то и дело сложенный в кучки валежник, распиленные на дрова стволы, тоже аккуратно сложенные. — Лес чистят, — сказал Тимур. Честно говоря, я была удивлена, не думала, что у нас так ухаживают за лесами.

Хорошо здесь. Правда, от Минска далековато — 4,5 часа езды на машине. А, может, оно и к лучшему? Не наедет всякая шушера (- а у вас джакузи и бассейн есть? Из звонка по телефону). Кому НАДО — тот доберется, и расстояние не остановит. Кстати, сюда, в Заборье, приезжают россияне, покупают здесь дома под дачу и ездят каждое лето, из Питера, например — им ближе, чем нам, минчанам. J

Еще мне кажется, что все приезжающие к Кролам из гостей превращаются в друзей. Чувствуешь себя свободно, естественно и легко.

Так почему меня так поразила эта поездка?
Путь к себе

Разрушение стереотипов? Безусловно. Как я представляла себе деревню? Малообразованные (хоть и хорошие) люди, скучная, однообразная жизнь… И что я увидела и почувствовала? Совершенно необыкновенных людей, эрудированных, образованных, интересных — таких и в городе не всегда найдешь — и при этом необыкновенно чистых, как родник. Я была сбита с толку — как, оказывается, В ДЕРЕВНЕ можно жить полноценной, насыщенной, интересной жизнью! Я увидела совсем другой образ жизни — спокойный, естественный, в гармонии с природой, почувствовала совсем другой ритм жизни, другое мироощущение, другие ценности, другие устремления. Я оказалась между двух жизней: одна — моя, с бессмысленным бегом по кругу, какой-то вечной безумной занятостью — для чего? Зачем? Что мне это дает? Чувство собственной значимости? Заполнение пустоты? Иллюзию насыщенности жизни? Чем? Я боюсь остановиться, боюсь задуматься о ней. Мне УДОБНО не задумываться о своей жизни. Не потому ли, что я боюсь обнаружить вокруг пустоту? Но если она — вокруг меня, то значит она и во мне. Перефразируя Бродского, «Я живу в пустоте. И она не хуже у меня внутри, чем пустота снаружи».

Нескончаемый бег на месте. И даже смена работы этому не поможет — из одной клетки в другую. А что тогда — главное? Как оно должно быть? Какой должна быть жизнь? К чему стремиться?

И вот мне показали другую жизнь — спокойную и гармоничную.
Жизнь, в которой есть место мыслям.
 В которой тебя никто никуда не гонит и, главное, ты сам себя никуда не гонишь.
 В которой есть место для Творчества, для полета мысли и для ее воплощения.

Где ты в минимальной степени зависишь от цивилизации — отключили свет — и ничего не изменилось (а для Москвы — техногенная катастрофа).

Где можно создавать свой дом, свое пространство любви, свое родовое поместье, свой сад.

Где можно радостно встречать по утрам солнце, тихо провожать его по вечерам и чувствовать счастье.

И для этого не надо ни денег, ни ложиться костьми на работе, от которой ты не становишься ни богаче, ни счастливее.

Для этого нужно просто впустить это счастье к себе в душу.
Автор Елена Писецкая

| 13.07.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий