Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Бразилия >> Амазония >> Амазония


Забронируй отель в Амазонии по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Амазония

БразилияАмазония

Для тех, кто едет:

1.Сертификат о жёлтой лихорадке и страховка не проверяются ни где.
2.В бассейне Рио-Негру москитов нет, а значит не надо заранее глотать колёса от малярии.
3.Для сельвы обязательны ботинки и длинная одежда.
4. Купаться можно спокойно, пираньи бояться шума моторов и быстрой воды.
5.Спать только в гамаках (если не знаете специальных растений для подстилки)5.Обязательно подтверждайте дату обратного вылета заранее.
6.Проблем с банковскими картами в Манаусе нет.
7.У кого проблемы с вызовом для визы, обращайтесь. Остальное для души, у кого есть время читать.

Ехать одному, или ехать группой? Ехать туда, куда хочу, или пойти на компромисс с общими интересами? Поддаться на небывалое спонсирование, или, как обычно рассчитывать на собственные силы? Для путешественника одиночки — это не такие лёгкие вопросы. Когда-то из двух интереснейших районов Земли, я Амазонии предпочёл Гималаи, сельве — непальские джунгли. Но, когда, вернувшись с Борнео и побывав во всех частях Света, я ткнул иголку в глобус, она попала в Амазонию. Сердце дрогнуло. Шевельнулась подзатёртая мечта, хотя и довольно сложная. Но тем интереснее, что появилась хоть какая-то цель. Я стал работать над бассейном реки Шингу. Этот южный приток Амазонки очень интересовал в последние годы жизни и полковника Фоссета — одного из величайших знатоков природы Южной Америки. Англичанин Фоссет был к тому же и мой коллега — топограф. Его документальные записки поражают сильнее любого выдуманного романа. Жуткие условия и опасности заставляют содрогаться в мыслях о сельве, но тем сильнее хочется себя там попробовать. Перси Фоссет и пропал там, в поисках города доинковской цивилизации.

5.6. Из туманного Питера предстояла долгая дорога на Амазонку. Франкфурт освещён множеством огней, среди которых поражает обилие стадионов. Затем, через океан в Сан-Паулу. Этот 16ти миллионный город всегда поражал нас прекрасными закатами. Пролетая над бассейном Шингу, я до боли в глазах всматривался через разрывы облаков вдаль, на ту землю, где мог побывать. Но хоть с воздуха посмотрел, и то хорошо. Её тайны остались в сотнях километров, и может другим посчастливиться найти там что-то интересное. За сутки полётов мы меняли Эрбасы на Боинги, Боинги на Дугласы, и в жару Манауса вывалились в большинстве своём крепко навеселе. Выбрали предложенный мною отель, и до вечера успели посетить уличный ресторанчик, где впервые отведали амазонского окуня — тукунарэ. Наша шумная компания быстро привлекла к себе внимание навязчивых торговцев и девиц. Наконец, с большим облегчением выбрались на набережную Рио-Негру посмотреть быстрый закат солнца и множество неуклюжих судёнышек стоящих на приколе.

7. Из этого флота довольно долго пришлось подбирать приличное судно для нашего вояжа. Заплатив очень приличную сумму фирме организатору, мы получили яхту не с гамаками, а с каютами, душами и туалетами. Нашли отличного кока, который много лет обслуживал туристов миллионеров, опытнейшего проводника индейца с высшим биологическим образованием, и лучшего специалиста-рыбака. Это оказались не пустые слова. Плюс капитан со своим сыном в качестве матроса. Общение с бразильцами было лёгким, так как почти все более-менее знали английский, а Серей Сергеевич — португальский, благодаря своему трёхлетнему опыту работы в Анголе. Именно благодаря этому, куда как хорошо удавалось узнать быт и обычаи местного населения, и природные особенности. Тропический рынок открыл перед нами свои кладовые. Однако манго оказалось довольно волокнистым, и дуриан слегка раскисшим и переспелым. Все-таки азиатские базары немного щедрее и качественнее. Зато нашли самый изысканный клуб, который создали триста богатейших людей города, и когда они не собираются, он работает как ресторан. Вот тут кухня была действительно изысканной и качественной. Семь поваров стоя в ряд за прозрачным стеклом выполняли ваш заказ, и не меньше официантов готовы были в любое время угодить вашим желаниям. Распорядительница ресторана быстро решала наши запросы. Не буду описывать кулинарные изыски, скажу только, что все остались очень довольны. И так как: «Сколько водки не бери, всё равно бегать два раза», половина из нас вернулась обратно, уже расплатившись. Наверное, здесь запомнили странных русских, оставивших за два дня приличную сумму в ресторане, где не было посетителей из-за его уровня. 8. На крытом навесом бателоте несёмся к слиянию Рио-Негру и Солимоеша, туда, где окончательно река приобретает название Амазонка. На территории Перу Амазонка называется Укаяли. Вдруг, наша чёрная вода наталкивается на желтоватую стену с более быстрым течением. Плотность Солимоеша и Рио-Негру разная. Скорость у первого 7 км\час, у второй 4 км\час. Вот и текут, не смешиваясь почти 20 километров.

Вокруг резвятся дельфины, и я не могу удержаться от того, чтобы не искупаться. Чёрная вода чуть теплее, чем жёлтая. Пираньи не страшны, так как они не любят шума моторов. В основном нападает белая пиранья, более мелкая, чем чёрная. Держаться они в основном в тени крутых берегов. Так развенчивается первый миф о том, что в Амазонке нельзя сунуть руку в воду. Второй миф — о тучах москитов, верен наполовину. Этого добра хватает на Салимоеше. А воды Рио-Негру протекают по породам содержащим много марганца, а проще говоря — марганцовки. Ей всё обеззараживают, и соответственно в этой воде не выживают личинки кровососов. Так что север Амазонии в этом смысле курорт. Заполнив пару машин дополнительными продуктами и напитками, не считая поставленных на весь срок фирмой, к вечеру мы уже грузились на катер у пляжа отеля «Тропикана». Примечание: (в названиях я могу несколько ошибаться). Мы идём по тихой ночной реке. Благодаря полной луне вид восхитительный. Над берегом сверкают зарницы, слышны песни цикад. Наша экспедиция на верхней палубе, за столом, отмечает отход с бокалами в руках. Вдруг замечаем, что на луну начинает наползать тень. Фантастическое явление! Фантастическое совпадение! Полное затмение луны приходится на первый день появления на Амазонке, на полнолуние, на свершение нашей мечты. Это не иначе, как знамение! Ни кто не знал, что сегодня должно быть затмение, и вот такой сюрприз. До этого я видел его только два раза, а большинство ни разу. День заканчивается первым пойманным сомиком, или как его здесь называют — пиракачинга.

9. Это был самый благоприятный и прохладный день. Сильный ветер и тучи. А так, температура доходит до 37 градусов. Повар с утра сервирует стол яичницей, ананасами, кусочками арбуза и виноградом. Неизменное кофе с подогретыми булочками и джемом, сыр, колбаса. Но не буду увлекаться гастрономическими описаниями, это совсем другая тема для описания кулинарных шедевров и способов сервировки. Этого весёлого парня звали Гледсон, и не даром о нём были только хорошие отзывы. Первые солидные трофеи в виде тукунарэ, привёз Саша. Если рыба не ловится, то она сама запрыгивает в лодку. Одна такая, похожая на скумбрию, называется орана. Другие рыбаки вернулись с пираньями. Это, пожалуй, самый известный трофей Амазонки. Только её и знают во всём Мире. Вот смотрю сейчас дома на пилу белых зубов с нижним прикусом, и поражаюсь, как быстро стаи таких рыбок разделывали человека и животных.

Неожиданно раздаётся сильный удар и судно останавливается. Оказалось, мы полезли в низкую воду в одну из проток и сели на мель. Многочасовая борьба с раскачиванием моторными лодками привела только к трате бензина. Их у нас три на буксире. Настаиваем, чтобы ехали за помощью на другое судно. Подошли местные рыбаки, и после долгой борьбы сняли и отбуксировали нас к своему дебаркадеру. Дело оказалось серьёзным. Погнут вал, сломан руль и, похоже, лопасти винта. Команда собирается возвращаться в Манаус за запчастями. Нам же остаётся только заняться рыбалкой, так что ни кто особо не расстроился. У меня не было времени на сборы, и первую вылазку в сельву я сделал в шортах, футболке и сандалиях. День клонился к вечеру, быстро темнело, а под пологом тропического леса и без того темно. Взяв палку, я не спешил двигаться по тропе, а старался, как можно больше рассмотреть местность. Вдруг передо мной с куста что-то упало в листву. Осторожно приподняв лист, я получил выброс змеиной головы. Полуметровая, с палец толщиной змея, свернулась готовая к атаке. Окраска поперечно полосатая. Серая полоса пошире, чёрная поуже, да ещё какие-то крапины по ним. Осторожно обойдя аспида, я удвоил внимание. Колючие стволы пальм и режущие и цепляющиеся листья, не давали расслабляться. Но это уже знакомо. А вывод один — больше никаких прогулочных костюмов в сельву. Нужна плотная защита. Для этого у меня был костюм «Аэрогеодезии-191» и короткие ОМОНовские ботинки. Прихватил с собой плодов купуасу, из которого делают крем. Наш проводник Масэлу наполовину индеец, наполовину испанец. Природу знает превосходно, так как проработал в нескольких биологических институтах, да ещё 8 месяцев жил среди колдунов одного из индейских племён. Опыта ему не занимать. Я приносил собранные трофеи плодов, а он определял, что это такое. Среди первых был орех кажу, серинга — плод каучукового дерева, стручки фава, кокину. Кстати змею он определил как очень ядовитую, назвав слово «корал». Коралловые змеи и вправду ядовиты и полосаты, но я знал, что раскраска у них более яркая. Кроме этой, ещё очень опасна сукуруку. Толстая и большая змея известная ещё как бушмейстер. Когда я замечал, что в листве что-то не так, то сразу напрягал внимание. Иногда это оказывалась просто вспугнутая ящерица.

10. Каждый день приносит новые трофеи в рыбалке. Пол пятого я бужу всех к завтраку, чтобы с рассветом мужики уже выехали на лодках. Надо пользоваться прохладой и утренним клёвом, ведь следующий выезд возможен только к вечеру. Когда идёт лёгкий ветерок, ещё терпимо, но в безоблачное небо в 37 градусов в тени весьма проблематично. Сельва в этом плане лучше закрывает от солнца, но после десяти, и туда приходит духота. Наш фишер-гид Сандро, объясняет названия пойманных рыб. Рыба похожая на щуку называется траире, летающая над водой и серебристо-зубастая — это догфиш, масляно-золотистая — сардина, если перевести на наш язык. Попалась и красивая маленькая скалярия. Наши рыбаки перебирают массу воблеров, блёсен, крючков, приноравливаясь к вкусам и повадкам местных рыб. Я же, как всегда отправился в джунгли. Так и лезет по привычке это слово, хотя ещё раз повторяю, лес, здесь, называется сельвой. Первый шаг с лодки, и сразу сапог по щиколотку уходит в липкую жёлтую грязь, пробив сухую корку у поверхности. Очищаться не спешу, потому что жёсткая листва за время маршрута сделает это лучше всего. У берега летают фишеры и какие-то краснобрюхие птицы. На кустах висят серые шары величиной до футбольного мяча, очень похожие на гнёзда. При ближайшем рассмотрении это оказался лишайник. Зато огромная серая корзина, висящая у вершины дерева, действительно была осиным гнездом. А может пчелиным, так как оттуда свешивались соты. Огромные чёрные грифы в бреющем полёте проходили над вершинами, периодически присаживаясь и рассматривая меня.

У земли царствовал свой мир. Гущу листвы прорезали чистые тропинки, по которым со своим грузом спешили муравьи листорезы. Наравне с анакондой и ягуаром, это один из символов Амазонии. Большие муравьи-грузчики тащат неровные кусочки листвы, а армия маленьких спешит на их переработку. Посмотришь на эти дороги с уровня земли, и удивишься неустанной активности маленьких трудяг. Видов муравьёв довольно много, некоторые внезапно появляются из-под коры деревьев, других видишь только, когда эта мелочь больно укусит за ногу. А ещё есть термитники чёрные на стволах, и серые на земле. В густых режущих зарослях травы видны холмы свежей земли. Это броненосцы отрыли свои норы там. Для них муравьи лучшее лакомство. Осмотрев полупересохшие ложа ручьёв, я ничего, кроме ящерицы сидящей на кусте, не увидел. Зато позднее, тропами, выбрался к огромному тотемному дереву. Сюда сходились тропинки со всех сторон. В складках опорных корней дерева можно легко спрятаться человеку, даже укрыть маленький домик. Но подходит контрольный срок возвращения, и я пытаюсь напрямую выйти к реке. Два раза меня останавливает сплошная стена травы и кустов. Обливаясь потом, отступаю под сень деревьев и пытаюсь искать тропу. Наконец нахожу место заготовки лодки из ствола дерева и по волоку выхожу к реке. Повесив гамак в тени ветвей, искупался и стал дожидаться своих. На вечерней зорьке объезжаем живописнейшие заливы, из воды которых торчат огромные деревья. Белоснежные цапли или чёрные «бакланы» сидят на ветвях. Огромные рыбины плещут среди коряг. Профиль тропического леса вырисовывается в быстро угасающем небе. Только звук моторки заглушает говор сельвы, с волнистый след разрезает гладь воды. Солнце вдавилось в подушку листвы, а полная луна выходит на смену. В такой момент ощущаешь весь восторг оттого, что ты действительно в Амазонии. Нам не дано понять, как Бог создал эту красоту, но дано смотреть и думать. Млечный путь и Южный Крест над нами. Это другой Мир. Вокруг другой Мир — Мир нашей разнообразной планеты.

11. Великолепные песчаные пляжи раскинулись по берегам Рио-Негру. Можно загорать и купаться. Но если загорать при таком солнце не хочется, то купаться — с удовольствием. Песок изборождён следами игуан с характерным прочерком от хвоста. Нахожу массу пустых панцирей от черепах. Зная сроки, когда они выходят на берег, индейцы ловят их, и используют в пищу. Из особенностей местной кухни стоит отметить жареные бананы, обвалянные в крошке. Очень сладкие, даже слишком. Но зато слишком твёрдая и безвкусная маниока. Её клубни перемалывают в порошок и посыпают им мясо, рис, да, по-моему, добавляют везде, называя это амазонским хлебом. Я её есть совершенно не смог. Ремонт, наконец, закончен с дополнительными расходами, и перейдя к ночи на острова, мы устроили охоту на крокодилов. Идём на лодках вдоль берега, и в свете фонарей ищем пары красных глаз. Сандро к тому же умело подражает крику крокодила, и результат не замедляет сказаться. Сначала он сам ловит маленького крокодильчика, затем это удаётся и мне. Другой, около метра, плавно уходит прямо рядом с лодкой под воду. Масэлу держит крокодила за шею и любовно поглаживает по брюшку, предварительно положив на спину. Крокодил разводит лапки, блаженствует. Через некоторое время приходит в себя и соскальзывает в воду. Всех крокодилов и даже мелкую рыбу мы отпускали. В свете фонаря его открытая пасть и горящие глаза смотрятся очень зловеще. Можно воочию представить чудовищ в древние времена населяющих землю. Другого забрасываем в соседнюю лодку. Он шаркает лапами в темноте, а народ с ужасом отпрыгнул на корму, поджав ноги.

Со смехом возвращаемся, высвечивая большие стаи белых цапель сидящих на береговых ветвях. Вдруг большая стая серебристых рыб, величиной с селёдку, вылетает на метр в высоту из воды, и перепрыгивает нашу лодку. Одна из них бьется мне в рукав, другая падает в соседнюю лодку. При свете становится не по себе, когда видишь их шиловидные зубы. Это — догфиш. Удивительна тропическая ночь, наполненная впечатлениями о горящих по берегам глазам, о летающих чудовищах, и белых привидениях на ветвях! Разве это когда забудется! На свет огней судна слетаются с ветвей насекомые. Огромный зелёный богомол сидит на палубе, а в каюте такая же зелёная цикада. Катер явно населён ещё кем-то не прошенным. У начальника пропадает уже третий носок. Потом этого чёрного хвостанного самозванца я видел в кают-компании. Я хоть и сплю в «адмиральской» каюте с кондиционером, но всё равно хочется выйти на воздух, и ложусь иногда в гамаке не верхней палубе. К утру всё мокрое от обильной росы.

12. Многочисленные вытянутые острова в русле Рио-Негру поросли не высокими джунглями. В период дождей вода в реке поднимается на 10—14 метров и хорошо промывает острова, полностью затапливая их. Поэтому ходить здесь полегче, чем по коренному берегу. Встречаю большую серую цаплю и кого-то из птиц-рыболовов с белой головой и чёрной спиной. В сельве нахожу интересный стручковый плод похожий на змею, или большого червяка. Этот коричневый сегментированный стручок местные жители называют мари-мари. Его едят обезьяны, да и люди тоже. Кишка плода достигает 80 сантиметров и наполнена шайбами семян. Другие мелкие семена громким дождём беспрестанно сыплются с одного из деревьев. Какие-то поползни и дятлы шуршат по стволам. Наконец дневная духота разразилась грозой с дождём, не таким уж и тёплым. Сидя на судне, наблюдаю за игрой дельфинов. Они крутятся вокруг судна, но стоит сходить за камерой, как исчезают. Чтобы скоротать время, взялся за донки и поймал двух сомиков. Кстати именно в этих водах встречается знаменитый сомик кандиру. Знаменит он тем, что заползает в половые органы и вытащить его оттуда невозможно. Вот и купаемся в плавках. Сергей привозит первую крупную тукунарэ, сантиметров на 70, у остальных целый подбор больших чёрных пираний. День завершается беспрестанными всполохами молний ушедшей грозы.

13. С утра еду специально для съёмки процесса рыбной ловли. Заря догоняет нас, постепенно осветляя спины людей. Входим в глухую протоку и изумрудно-зелёной травой переходящей в тёмный ил у воды. Сухие деревья либо упали с берегов, либо торчат из воды. Блеснить не так легко. Но Сергей Сергеевич рыбак до мозга костей, и сегодня ему повезло больше всех. Тукунарэ хватает воблера и начинает водить в стороны. Плещется, чуть не выпрыгивая из воды. Потом ещё долго не успокоится в лодке. Даже капитан Вауде радуется такой крупной добыче. Протралив берег, вытаскиваем три крупных рыбины, одну больше другой. Все тукунарэ, но на одной черное пятно в каёмке, только на хвосте, у другой 4 пятна по всему боку, а у третьей — множество более блёклых пятен по краям. Ещё взяли двух траире, но их отпустили с добром. С разрастанием дня стали более активны птицы. Два крупных попугая ары пролетели над головами. Затем пара более мелких зелёных. Цапли предпочли скрыться с глаз. Только хищные птицы с противным писком, не бояться кружить рядом. Во второй половине дня сценарий повторяется. Мощный ливень с грозой заставляет меня вернуться из берегового маршрута. Встретил лесные домики и маленькие лодки у воды. Местные жители плывут, как правило, на большой лодке с каким-либо грузом, а поперёк её ещё лежит маленькая лодочка для заходов в узкие протоки. Я заметил, что наши проводники под разными предлогами не спешат в намеченную нами индейскую резервацию, и потом сознаются, что это опасно. Индейцы могут днём приветливо улыбаться тебе, а ночью сделать нападение и перебить всех. В крайнем случае, стянуть что-нибудь с борта судна, поэтому даже сейчас все снасти убираются на ночь на верхнюю палубу.

Думаю, что это те индейцы, которые уже вкусили с избытком пороков цивилизации. А, в общем, ничего удивительного в этот рейс не происходит. Как и у других писавших про район Манауса, клянчили деньги под разными предлогами, уже случались поломки, отказ от первоначально обещанных планов, и предложение завести в потёмкинские деревни с индейцами рядом с городом. Мы не расстраивались только потому, что даже то, что мы видели, было интересным. А я не огорчался, потому что уже всё это проходили до нас, и был готов к такому развитию событий. Именно из-за этого и хотел ехать на Шингу, а не на Манаус.

14. На двух моторках зашли в район устья реку Апуаузинью. Издали казалось, что растущие из воды деревья почти перегородили реку, но за этим препятствием оказались прекрасные нетронутые пляжи. Мы прошли ещё глубже, уткнувшись в глухом рукаве в пышную листву. Пообедав, наш отряд тронулся в рейд по сельве. Проводники рассказывают про плоды и деревья, про правила переходов и выживания в тропическом лесу. показали плод купуасу — самый лучший плод джунглей. Длинный стручок, семена которого едят обезьяны, называется инга. Чашка ореха размером с натуральную чашку — arapari. Зеленоватая семядолька с ростком — piranheira, а круглый большой орех, уже без мякоти — tucuma. Ещё один жёлтенький круглый орех, очень похожий на пластиковый шарик, называется abiorana. Не знаю, на сколько пошутил Сандро, но он сказал, что обезьяны ревуны засовывают его в рот, для усиления рёва. Из пальмового плода patoa делают превосходный сок. Один из видов коры очень ароматно пахнет, и его запах я явственно помнил во вьетнамских бальзамах, но не в «звёздочке». Мы давно просили показать лиану, дающую воду. Она оказалась жёлто-коричневой с кольцами на стезе. Но вода действительно текла изобильно. С метрового куска лианы можно набрать до двух стаканов вода. Сначала она рубиться сверху, затем снизу, и пей на здоровье. Сейчас было очень душно, и как кстати пришлась эта вода. Потом я ещё отрубил одну, сероватую. Вода тоже пошла, даже крикнули, чтобы попробовал. Но вспомнил, что если сок чуть мутноват, то это ядовитая или не питьевая жидкость. А тут сразу прошёл бледно-мутный сок. Я задержал стебель не донеся рта, и позвал Масэлу. Он и предостерёг меня от рокового шага. Позднее ещё в двух видах лиан я находил не питьевую воду.

Иду следом за Сандру. Прорубаем коридор в жёстких зарослях. Масэлу заворачивает пальмовые ростки серебристой стороной вверх. Так метится обратная дорога. Проводник стучит мачете по опорным корням огромного дерева. Звонкий гул разноситься по лесу. Таким образом индейцы передают свои сообщения. Где-то есть дерево дающее молоко, но его так и не успели найти. Разразился тропический ливень, превратив в три часа дня день, в вечер. В экстренном порядке натягиваем тент. Гледсон из четырёх кольев с натянутой футболкой сооружает фильтр для дождевой воды. Только ни кто эту воду не пьёт. Остальные проводники рубят жесткие тёмно-зелёные листья на подстилку. Однако мы решаем ночевать не в тесноте зарослей, а на берегу реки. Правда, возвращение вышло курьёзным. Сандро сбился с пути, и Лёше пришлось по GPS определять направление. К этому времени вернулся и Масэлу, найдя дорогу и всадив в ногу шип. Пришлось ему помочь с пинцетом. Ещё одно подтверждение, что в сандалиях здесь не ходят. Но в целом, проводники и повар у нас, молодцы. Когда на песчаном пляже устроились на ночлег, они быстро выкопали родник с минеральной водой, разожгли костёр и сварили ужин. Мы к этому времени поставили палатку, а я натянул два гамака. Бразильцы тоже спали в гамаках. А те, кто тащил палатку, сначала мучались от духоты, а потом от каких-то жуков. Но и у нас народ терпеливый, ни кто не ныл, хотя и раздавались призывы вернутся к пиву. Слава буквально из ничего сделал донку и подцепил пиранью. Так и коротали вечер за разговорами, смотря на зарю и всполохи на небе. После грозы нежная прохлада располагала к хорошему сну

15. Бордово-золотистые краски рассвета отражались в незыблемой воде реки. За завтраком я подкидываю идею съездить в Венесуэлу посмотреть Рорайму и знаменитые тепуи. Это на их основе Конан Дойль писал свой «Затерянный Мир». А самое главное — слетать к водопаду Анхель, высочайшему в Мире. Слава активно поддерживает меня. И вообще, в плане познания нового, он на удивление первый «ЗА». Решаем вернуться на судно и позвонить по спутниковому телефону, чтобы уточнить условия поездки на Анхель, или на Игуасу. Самый красивый в Мире большой водопад. Кстати наши возможности позволяли разговаривать с Амазонки с домом. Не мыслимая ранее вещь в моём опыте путешествий. GPS с собой, эхолот на яхте. Вот только капитан, похоже, не умеет с ним обращаться. Один раз были в аварии, а теперь сели и во второй. Дружно спрыгиваем в воду, и с толкача, и с помощью моторок, пытаемся слезть с мели. Все смеются тому, что другие туристы наняв яхту за 1000, устроили бы уже давно скандал, или потребовали деньги назад, а мы себе можем позволить такие приключения только за 5 с половиной тысяч долларов. Я не мог упустить такой случай и вылез за камерой, хоть и стыдно, но потом спасибо скажут. И ни кто не вспоминал про пираний, сомиков, электрических угрей и скатов-хвостоколов, чьи иглы потом видели в сувенирах. Илистое дно скользит под ногами, голова уходит под воду, но не без труда судно сдвинулось с мели. Зато кончился бензин для моторок, и решено идти в посёлок за ним и продуктами.

 В результате переговоров отпадает вариант с Венесуэлой. Остаётся Игуасу. В результате дебатов обстановка несколько напрягается. Хорошо Синицын поддержал идею Игуасу, а то я уже подумывал о том, что останусь положенный срок с коллективом, а потом, как backpacker махну по Южной Америке сам. Тем более начальник сказал: — езжай, куда хочешь. А было у меня несколько вариантов, в зависимости от количества посещаемых стран: на 20, 35, и 71 день. Всё это укладывалось в сроки действия билетов. В Ново-Айрао суббота, танцы и купание. Празднуют День Республики. Звучит зажигательная латинская музыка. Мы купаемся. Это веселье как будто вернуло нас к мысли о цивилизованных местах. Теперь будем двигаться назад. Мужики блаженствуют на верхней палубе с дорогими сигарами и виски.Катер идёт узким каналом, через который пролетают стаи попугаев. Ночью Сандро ловит крокодила, но сил уже нет, и он вырывается из рук, разбивая посуду и прыгая в воду. Это как следует всех встряхнуло. Однако, не смотря на изрядную дозу принятого, все едут на ночное лучение рыбы с гарпуном. Слишком много береговых веток скребут по борту и мешают нормальной охоте. Тем не менее, циклиду и голубого окуня поймали, а мелких белых пираний из сети, выпустили. Перед сном Масэлу рассказывает о верованиях индейцев. Они верят в духов животных, воды, космоса. Шаманы, чтобы получить видения, зажигают специальную кору и вставляют в ноздри. Обкурившись, начинают принимать обличия ягуара, или ещё кого-то из зверей.

16. Не успели насладиться соком из маракужи, как аборигены привезли чудо-рыбу. За ночь в сети попала пирарара. Это огромный сом килограммов под 20 весом с очень красивым красным хвостом и плавником. Недаром его имя переводится, как рыба-попугай. Сом вращает глазами и шевелит усами. У Сандро к каждой пойманной рыбе трепетное отношение. Он их и водой польёт и погладит. Мясо у него довольно вкусное. Повар умудряется быстро всё приготовить. Самое скорое — это сделать сушими из сырой тукунарэ, и подать его под острым соусом с лаймом и китайскими палочками. За нашим столом лакомятся и пчёлы похожие на чёрных мух. Только отход катера заставляет их вернуться к гнезду. Сегодня ещё один выход в сопровождении проводников в сельву. И опять новые интересные открытия для нас. Находим крючковатый плод ореха кажу, под ним овальные листья, используемые для усыпления рыбы. Нам показывают то морщинистое хинное дерево, то смолистое, чья смола хорошо горит и помогает от болезней горла, а так же служит хорошим герметиком. По старым насечкам на коре определяется знаменитая гевея или серинга — дерево каучуконос. Именно благодаря нему процветал этот край сто лет назад и расцвёл Манаус. Белое липкое молочко ползёт из насечек. Сколько жизней из-за него загублено. Особенно индейских. Сандро очень любит пошутить. Выломал острую пику из ростка пальмы и просит на него напасть, имитируя ягуара. После его шуток с крокодилом все очень осторожны. Выставив вперёд пику, он ей вдруг резко затряс и превратил в шуршащую метлу. Тут есть от чего испугаться и удивиться. Все долго смеялись и просили показать фокус перед камерой. Листья молодого побега лежат очень плотно, но стоит потрясти, и они раскрываются. Или ещё одна шутка. Нашли как будто высохший и очень плотный кувшинчик, похоже на непентес. Спрашиваем: — Что такое? Говорит: — Кондом для макаки, когда она хочет поиметь большую обезьяну. Для меня же самой интересной была находка растения, у которого листья поднимаются на 30 см над землёй. Сверху они зелёные, а снизу ярко-марганцевые. Перси Фоссета очень интересовало это растение, но они его так и не нашли. Вот только в связи с чем, не помню. А я, потерял листок, при купании у водопада.

Два живописных уступа с водопадами и пещерой под одним, встретились на нашем пути. С удовольствием полежал на плите, покрытой тонким слоем воды, постоял под прохладными струями. Берега усыпаны норками муравьиных львов, ждущих добычу. Очень хотелось заночевать здесь, но проводник сказал, что в прошлом году тут ягуар съел дога одного из туристов. Наверное, это байка. На высоких деревьях у реки висят ажурно сплетенные гнёзда птиц. Это какие-то пересмешники любящие подражать другим, и всегда вьющие гнёзда там, где есть пчёлы или осы. Таким образом, они защищают свои жилища от змей, ползущих по ветвям. Масэлу в густой листве показывает следы капибары и броненосца. Его глазами мы учимся читать сельву. На высоком берегу, в устье реки Арара, стоит посёлок индейцев. Дощатые балки без стёкол и гамаки вместо кроватей. Драчливые петухи и плачущие дети. Люди немного насторожены, но когда малышу покажешь его же изображение на видеокамере, он забавно смеётся. На деревьях висят прилипшие к стволам дурианы. Для кормления животных используется как миска огромный черепаший панцирь. Тут же под навесом станок для помола маниоки, её отжима, просева и обжарки. Деревня чистая, а маленькая католическая часовня на берегу, украшена розами. Я представляю, как с высоты берега смотрят индейцы на океанские пароходы, доходящие до этих мест. Один из таких мы видели. Ведь тут недалеко отдыхал Билл Гейтс, звёзды Голливуда, да и мы почтили эти места своим присутствием.

17. В 4 утра проснулся под крик петухов. На небе ещё осталось пол луны. Друзья поехали на последнюю рыбалку, а я пошёл в сельву. Прихватил на сувениры десятисантиметровых шипов со ствола пальмы. Видел, как термиты поедают упавшее осиное гнездо, размером с умывальник. День был очень насыщенным. Удалось в результате 2,5 часовых переговоров получить билеты через Сан-Паулу до Игуасу. Теперь вопрос решён. Раз сам инициировал эту поездку, значит буду до конца со всеми. Понимаю, что с планами продлить путешествие по Америке придётся расстаться. А мужики гуляют на полную катушку почти до утра. Мы же с Сергеем Сергеевичем остались на судне. Пакуемся, убираем купленные сувениры и снаряжение. Довольно много, не считая премиальных, подарили команде. Своей хорошей работой они заслужили это.

18. Утром последний раз скупался в Реке. Судно стоит в затоне недалеко от Манауса. На сухом дереве следят за обстановкой стаи стервятников. С противным писком летает какой-то канюк. Яркие птахи снуют в листве. Берег сложен из песчаника с ярко выраженным марганцевым оттенком. В развалах таких камней я и прогуливался в одних плавках, пока не заметил мелькнувшую крупную змею с тёмной, почти чёрной спиной, и ярко-жёлтым брюхом. Вау потом объяснил, что это был питон, только ещё не подросший. Но больше беззаботно я не гулял босиком здесь. Не надо расслабляться, Амазонка, она и есть Амазонка. А то устроили себе курорт. Беззаботный, сытый вояж расслабил, обленил меня, и не очень уже хотелось на более интересные, но трудные маршруты. В аэропорту вышла заминка, запретили брать на борт маленькие деревянные стрелки для духовых трубок. Слава долго с ними разбирался, но не уступил даже в мелочи, выйдя из зоны контроля и перепаковав в отдельную коробку это «оружие» для сдачи в багаж. Теперь я понимаю, почему он стал состоявшимся бизнесменом. У нас бы не хватило на это терпения. Мы, просто сдали всё оружие заранее. Последний взгляд на ширь Амазонки сверху, и мы в облаках

ИГУАСУ
19. Завтракаем в отеле и садимся в арендованный микроавтобус для поездки на плотину Итайпу. По пути заезжаем в роскошный магазин сувениров, поражающий сказочной красотой камней, огромными друзами кристаллов. Но надо спешить. У нас всего один день и надо увидеть жемчужину природы — систему водопадов Игуасу. А пока созерцаем восьмикилометровую величайшую плотину в Мире, соединяющую два государства Бразилию и Парагвай. Огромная стена из бетона, а воды не видно. С бразильской стороны она заключена в водоводы диаметром 10 метров, а с парагвайской слива нет. Её мощность 12,5 млн. кВт. Это в два раза больше самой мощной в России. Хотя у нас реки мощнее, а плотины не менее впечатляющие. Видно, более старые, и КПД не то. Парагвайский городок как на ладони. На другом берегу реки Игуасу, Аргентина. Люди ездят свободно, а нам нужна виза, которая делается 4—5 часов, а если есть фотографии, то быстрее. Но у нас в 4 часа самолёт. Остаётся только ощупывать заграницу глазами. В парке Игуасу проводят странную экскурсию на автокаре. Показывают плоды редкой пальмы, симпатичный водопадик, но все ждут кульминации. Когда же поедем на катерах в каньон великого водопада. Говорят, это самая красивая панорама Земли, собравшая 275 водопадов в одном месте, падающих в узкий каньон. Издали, виден столб пара. А рано утром вся река была окутана туманом.

Одеваем плащи и спасжилеты, садимся на катер с двумя 225 сильными моторами, и вперёд. Первые неожиданные струи выскакивают с аргентинской стороны. Справа, потрясающее впечатление падающей стены вода коричневого, нет даже ярко-ржавого цвета на сливе, и сплошной белой пены внизу. Огромные валы воды преодолеваются мощными моторами. Мы под самым водопадом. Водная пыль захлёстывает лицо. Стихия рушится с неба. Рёв водопада преодолевает рёв моторов. Нам дают чуть очухаться, и снова под белые струи. Какое счастье, что два дня до этого шёл дождь. Водопад во всей своей красе. В основной каньон, разделяющий Аргентину и Бразилию, глубоко сунуться боятся. Ниже по течению и так дежурят спасательные бригады. А там, впереди, преисподняя! С высоты 80 метров падает самая большая масса воды в Мире. А о том, что он самый красивый, спору нет. Это даже не один водопад, а страна водопадов, подавляющая все остальные впечатления кроме восхищения. Даже ужас от попадания под струи забывается. Вся эта феерия, в изумрудном обрамлении тропиков. Там порхают невиданные бабочки, здесь летят пенящиеся струи. Закладываем несколько глубоких виражей и под крики восторга возвращаемся к причалу. Хочется пробыть здесь пару дней, походить по дорожкам над водопадами. Нам этого мало. Берём вертолёт и облетаем весь каскад. Сначала беспрерывно снимаю, а потом забываю про камеру. Хочется прочувствовать всё величие момента созерцания самого красивого места в Мире. Взбитая пена, как сливки, добавленные в кофе, и вода, уже спокойно текущая к Паране. Даже улетая в Сан-Паулу, я всё ещё вглядывался в дымок водопада. Стоило забыть про свои планы, и через всю Бразилию перелететь сюда. Как бы в унисон воспоминаниям о водопаде, в Сан-Паулу красивейший огненный закат приобрёл подковообразные формы Игуасу. Там стихия воды, тут, как будто стихия огня. И россыпь звёзд на земле где город, и в небе, где космос…

20. Сутки пребывания в Рио-де-Жанейро хочу соотнести с этой датой. Здесь были восторги иного рода, время проходило в другом качестве. Путешествие подходило к концу, и мне кажется, все уже были немного уставшие. Наверное, кто-то уже подумал, вылетая из Сан-Паулу, что лучше бы сразу домой. Но Рио встряхнуло, добавило новых восторгов. Этот город — притча во языцех. С его именем приходят ассоциации и белыми штанами и роскошными пляжами. Но увидели мы сначала серые расписанные стены трущоб города. Наконец остановились в отеле Копакабана, и, не смотря на ночь, пошли на пляж. Вода оказалась довольно прохладной, в городе шли дожди. Сегодня вся Бразилия болела за свою сборную, играющую с Уругваем на Маракане. Кафе и бары были переполнены. Мы тоже зашли в шуррашкарию. Это мясной домик, где потчуют прекрасно приготовленными видами мяса. Но есть тут и морская кухня в виде креветок, лосося, суши, а так же масса всевозможных салатов. Только напитки отдельно оплачиваются. Заплатив где-то 190 рублей, можно есть до отвала. Мясо беспрерывно подносят, пока не перевернёшь кружок с зелёной стороны на красную. Ночной город бурлит. На каждом шагу ресторанчики, ночные клубы, бары. Сливки красивых девушек заполняют Рио. С Манаусом не сравнишь. Вся атмосфера тёплой ночи располагает к отдыху и веселью. Только надо быть очень осторожным, не ходить одному, о чём неоднократно предупреждают. Те, кто был, или будут в Рио, дополнят мой рассказ многократно. Стихия жизни перевернёт любые устои.

Всего несколько часов на сон, и мы едем осматривать старый город. Самбодром сейчас выглядит как-то уныло. Зато надолго останавливаемся на Маракане. Крупнейший в Мире стадион, где творилась история футбола. Стоим на отпечатках ног великих футболистов Бразилии, включая Пеле. Осмотрели стадион изнутри, побывали в раздевалках, где отдыхали только вчера мировые звёзды. Ряд ванн, душевые, шкафчики для формы, расставленные шезлонги и кресла. Всё на удивление скромно. Но, наверное, ещё не выветрился пот после великолепного вчерашнего матча, а ты уже лежишь на столе, где, может быть, массажировали Рональдо. Нам показывают районы, где белым лучше не появляться из-за не минуемых ограблений или убийств. Нашу машину тоже пытались остановить с целью получения денег, но водитель местный, и он эти повадки хорошо знает. Наконец крутая дорога привела на холм Корковадо, где стоит, раскинув руки, знаменитая статуя Христа. Постамент высотой всего 38 метров, но из-за высоты горы он кажется огромным. Не смотря на пасмурную погоду, прекрасная панорама лежит у наших ног. Нитка 14ти километрового моста тянется на другой берег залива. Город расплылся среди крутых холмов и озера. Здесь, на южном тропике лето, но купающихся мало. Для нас же 19 градусов не помеха, и с удовольствием окунаемся в волны пляжа Ипанема. затем прощальный ужин в ресторане.

Народ не спешит покидать Рио. Атмосфера отдыха расслабляет, и мы чуть не остались здесь «подольше». Оказывается, не подтвердили свой вылет, и наши билеты продали. Хорошо, сразу шёл рейс Эр Франс на Париж и нашлись места. Потом были проблемы и на паспортном контроле, и на досмотре, и на отправке багажа. Но что ни случается, всё к лучшему. 21. На прекрасном 777м Боинге долетели до столицы Франции. К сожалению, над городом туман, и его как следует не рассмотреть. А вот вечерний Петербург встретил нас лёгким морозцем и сухой погодой.

| 08.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий