Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Болгария >> София >> Главное — не смотреть вниз


Забронируй отель в Софии по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Главное — не смотреть вниз

БолгарияСофия

Уважаемые пассажиры! Наш самолет через10 минут совершит посадку в аэропорту города София. Температура воздуха плюс 16 градусов! Уф! — этот звук из сотни глоток был ответом на сообщение. Под крылом самолета зеленели поля и голубели водоемы. Вообще-то мы едем кататься на лыжах!! Снега не видно вообще, и ни одного лыжника в пределах обзора тоже! Хороши же мы будем смотреться с лыжами среди цветочков-лютиков!

София действительно встречает нас весенним солнышком и теплым ветерком. Полная засада. Народ истерически смеясь, получает в багаже свои лыжи и рассаживается в трансферы. Ну и мы тоже, затолкав во встречающий нас микроавтобус свои пожитки, едем на место дислокации — курорт Боровец в Рильские горы. Боровец расположен в 75 км от Софии на высоте 1300 м, это один из самых старых болгарских горнолыжных курортов. Едем по горной дороге вдоль большого водохранилища, все выше в горы. Снега так и не наблюдается. Настроение портится с каждым километром. Мысли такие — как не спятить за 7 дней пребывания в отеле рядом с двумя парами лыж и ботинок. Ура, наконец-то видны вершины Рильских гор, покрытые чем-то белым. Надеемся, что это все-таки снег! Поднимаемся все выше и выше, проезжаем город Самоков, на улицах которого тоже наблюдаются остатки этой вожделенной субстанции. Наш гид Аня, показывает в окно на гору, где среди еловых зарослей издалека видны уходящие от вершины вниз белые полосы трасс. Кажется, они тоже из снега.

(Прочитала написанное и поняла, что это типичный случай параноидальной шизофрении в стадии обострения. Но, поверьте, именно в такой форме и протекала болезнь, другие мысли в тот момент напрочь отсутствовали.) Вот наконец и Боровец. Едем по улице, состоящей сплошь из ресторанчиков и магазинов. Ярко светит солнце, вместо дороги — весело журчащий ручей, по которому вяло съезжают на лыжах (!!!!) распаренные горнолыжники. Сальвадор Дали «Сон, навеянный в летнюю ночь жужжанием пчелы вокруг граната, за миг до пробуждения». Полный сюр!! Наш отель «Олимп» самый последний, выше всех, выше нас только трассы. Кстати, он и стоит практически на одной из трасс, к нему можно спуститься на лыжах и от него можно на лыжах же съехать к четырехкресельному подъемнику в центре поселка. Но он дальше всех от гондольной станции, метров 300—400. Об отеле. Обозначен как 2* + , но соотношение цена-качество, по-моему, очень хорошее, на 3* потянет без скрипа. Это стоящее углом довольно большое здание с треугольной покатой крышей (кстати, там все отели подобной конструкции, чтобы снег не скапливался), с бассейном, фитнесс залом, сауной, игровыми комнатами и пр. заморочками. Комнаты двух видов — выходящие на главный вход на солнечную сторону с балконом большие и без балкона поменьше, выходящие окнами в лес. Да, все это расположено в сосново-еловом бору с вытекающими отсюда последствиями типа безобразно чистого воздуха и совершенно отвратительного вида из окна на вершины заснеженных деревьев, а также практически полной тишины за счет удаленности от орущих ресторанов и дискотек.

Наша комната с балконом достаточно совкового вида, мебель не новая, несколько потертая обстановка, но большая, с двумя кроватями, диваном и креслами. Все работает, вода из кранов исправно выливается при необходимости как холодная, так и горячая. Телефон. Телевизор. Ну и что еще надо двум покорительницам снежных вершин, которым дома не сидится???!! Еще в Москве при покупке путевки нам посоветовали взять не полупансион, а только завтраки, что мы и сделали и ничуть потом об этом не жалели. Завтраки в отеле были роскошные: кроме обычного набора из йогурта, хлопьев и яиц, там присутствовали также горячие омлеты, сосиски, овощи, фрукты, немереное количество разнообразных сыров, ветчины и колбас, мед, джем, кексы, булочки и пр.

А что касается обедов и ужинов — то при таком количестве механ (местных частных ресторанчиков) и при таком разнообразии блюд в них, было бы просто преступлением не посетить хотя бы половину из них. Причем борьба за клиента в механах достигает неимоверных высот. Кроме того, что около каждого ресторана стоит в засаде на потенциальных клиентов специальный охотник, который всеми средствами, вплоть до силовых, старается затащить народ внутрь. Побывав там один раз вы можете рассчитывать в дальнейшем на скидку, бесплатный бокал горячего вина или рюмку ракии, а также на отношение к себе как к вернувшемуся из дальних странствий другу или родственнику. Официант помнит все, что вы заказывали ранее, все что вы говорили или делали, готов помочь вам в выборе, потратив на ваши изыскания уйму времени. В основном все это выглядит совсем не навязчиво, за редкими исключениями, о которых расскажу ниже. Цены: самое дорогое блюдо — это типа гриля-микс из разных сортов мяса стоит 18—20 левов (9—10 евро), у нас на двоих за ужин уходило около 30—40 левов вместе с вином.

Для начала мы обследовали отель, поплавали практически в полном одиночестве в бассейне, а потом встретились с гидом на предмет выяснения условий приобретения ски-пассов и услуг инструктора. После этой встречи мы немного призадумались, так как цены на все это явно превышали, и довольно сильно, обозначенные в интернете. Вообще, надо сказать, по финансовой части, исходя из той же нетовской информации, мы сильно пролетали, превысив все наши лимиты почти в полтора раза. Вероятно, переход Болгарии на евро сильно отразился на уровне цен на все услуги. Страна медленно, но верно по части горнолыжных услуг подтягивается к европейским стандартам. Короче говоря, гид нам назвала следующие цены: 3 дня на двоих со ски-пассами и инструктором на 4 часа в день выходило 320 местных тугриков, что означает 160 евро, оно же 210 баксов. Мы взяли тайм-аут и пошли проводить маркетинг в поселок. Результаты были неутешительными: в кассах на двоих на 3 дня ски-пассы тянули почти на столько же (310 левов). Это без инструктора!!!!! В частных лыжных школах и того круче: просто работа инструктора без ски-пасса стоила 25 левов в час, то есть 100 левов в день при четырехчасовом катании (это, напоминаю, 50 евро в день на рыльце). Уяснив все это, мы галопом понеслись обратно в отель к нашему Златен-тур (название принимающей нас стороны), и купили пакет инструктор+ски-пасс на 3 дня, решив, что через 3 дня мы станем ассами и обойдемся без сэнсэев. От наших соотечественников позже мы узнали, что ски-пассы можно было прекрасным образом прикупить и в Москве по цене чуть ли не 90 долларов за 6 дней!

Я поныла нашему гиду Анютке, что инструктор нам нужен самый наилучший, и она нам такого пообещала. Расставшись с деньгами, мы пошли в поселок ужинать. Тут то мы и подверглись нападению различных зазывал и по расслабленности и неопытности сломались практически на первом же. Прямо на улице на нас упал с объятиями субъект с несколько голубоватыми манерами в костюме типа вышедшего из моды лет 30 назад смокинга с бабочкой. Такое впечатление, что этот несчастный много лет ждал тут именно нас и вот свершилось великое чудо — мы пришли!!!! Не буду описывать саму трапезу, скажу только что кухня, как оказалось впоследствии, оставляла желать лучшего, но мы с голодухи проглотили все в пять секунд под бдительным оком описанного выше господина, который при любом нашем движении делал стойку и несся со всех ног к нашему столику. Провожал он нас со слезами на глазах, требуя немедленного обещания приходить к ним через каждые два часа на обед, чай, горячее вино, полдник и ужин.

Сытые и довольные, мы прошествовали дальше и буквально через ресторан на нас напал совершенно отвязный мужик, представляющий механу «Серебряный орел», в дальнейшем им (серебряным орлом) и прозванный нами. Долго пинал он нас ногами, пытаясь любым способом хоть на сантиметр продвинуть в сторону двери в ресторан, отбились мы, только пообещав прямо с раннего утра явиться к нему на завтрак. Как бы не так! Размечтался! мы тут же дали друг другу страшную клятву ни под каким предлогом не переступать порог этого заведения, каким бы классным оно не было. Забегая вперед, скажу, что доставал он нас до конца нашего пребывания и добился того, что мы перебегали на другую сторону дороги, проходя мимо его рабочего места. Налицо антиреклама! Кстати, почти так же мы отбивались и от мэна во фраке, который в очередной раз безрезультатно зазывая нас, вдруг буквально простонал: ну дайте хоть поцелую! В конечном итоге мы из всего этого изобилия остановились на трех: Хрима, Золотой Рог и Елени, где нам понравились кухня и отношение персонала, а также максимальная приближенность зоне, где обычно у нас заканчивалось катание, то есть к центру поселка.

Народ вокруг разный, но у всех одинаково радостные лица, ни одного выражения, как в московском метро, сами знаете про что я! Немцы, сербы, русские, болгары. Очень много англичан, они тусуются большими компаниями, заполонили все учебные склоны и славятся у местных инструкторов как ничем непробиваемые «тормоза». Наш инструктор Кирилл то и дело рассказывал нам про них разные байки. Сказал, что они приезжают сюда каждый год, берут на 6 дней инструктора, всю дорогу учатся ездить плугом, потом приезжают на следующий год и опять начинают с того же. Похоже, что он прав, мы пару раз в ресторане наблюдали их сходку на так называемый лыжный вечер, где собирается группа для получения диплома об окончании лыжной школы, смотрят видео. Действительно ничего кроме плуга на видео не наблюдалось, все действие происходило на детских склонах и каждого участника, удачно завершившего очередной поворот в плуге, народ встречал криками и бурными овациями. По-моему, они приезжают сюда отнюдь не кататься, а просто весело провести время.

Инструктора не устают прикалываться над ними и достигают в этом больших высот. Кирилл рассказывал, что его друг на вопрос англичанина, чьи это следы на снегу, долго впаривал тому, что это следы орлов, которые в Болгарии любят ходить по снегу. А когда они увидели орла в небе и поинтересовались, чего это он вдруг летает, инструктор объяснил, что у него просто ноги замерзли. Ну и прочее в том же духе. Очень много на склонах детей, причем самых мелких. После одного-двух дней катания внизу на учебных склонах, вся эта мелочь уже носится за инструкторами на красных трассах без тени сомнения. Мы познакомились с пожилыми леди, которые в свои «за шестьдесят» рискнули тоже встать на лыжи. Вот уж кого уважаю, просто молодцы. С нами в отеле жила прелестная семейка: дед с бабушкой и пара малышей от 7 до 10 лет, которые весь день проводили на горе, причем на самых сложных трассах. Вообще надо сказать, что обстановка на подобных курортах просто изумительная, сильно отличающаяся например от «все включено» в той же Турции, более здоровая, что ли, ну это и понятно.

Особая категория народа — сноубордисты. Это антиподы горнолыжников по жизненным установкам и манере поведения на горе. Мне кажется, что столь сильная разница между ними обусловлена совершенно разными психотипами. Как «физики и лирики» или «собачники и кошатники», это люди в принципе отличающиеся друг от друга. Вспомнился форум на сайте клуба Тягачева в Шуколово, где бордеры и лыжники мочили друг друга не по-детски из-за конфликта, вызванного тем, что в начале сезона дорвавшиеся до склонов бордисты не соблюдали элементарных правил безопасности, носились колбасой, сшибая все живое, а потом просто поднимались пешком вверх по склону, не обращая внимания ни на кого. Не буду дразнить гусей, но скажу что для меня на горе нет ничего более ужасного, чем скрежещущий звук кантов приближающегося ко мне сверху с бешеной скорости сноубордиста. Столкнуться с кем-нибудь из них на склоне — удовольствие ниже среднего, уверяю.

Итак, утро второго дня. Снова плюсы и ярко светит солнце. Народ все же с лыжами, значит есть надежда и у нас. Мы в холле гостинице Рила ждем инструктора и нашу группу. Наконец Анютка знакомит нас с загорелым высоким красавцем по имени Кирилл, прекрасно говорящем по-русски. Выясняется радостная новость: так называемая группа (в которой обычно бывает 4—5 человек) состоит из нас двоих, то есть получаются практически индивидуальные занятия. Мы совсем не против, как сами понимаете. Кирилл ведет нас на гондольную станцию и объясняет, что мы заберемся на самый верх, там он посмотрит нас в действии и решит, на какой из тамошних трасс мы начнем наши занятия. Мы загружаемся в закрытую 6-ти местную гондолу, похожую на летающую тарелку, она медленно ползет внутри накопительной станции, потом двери наглухо закрываются, рывок — и мы резко взмываем по канатке вверх. Затем довольно долго ползем над лесом все выше и выше. Снизу постепенно открывается все больше впечатляющая картина: позади нас долина с маленькими домиками деревень и города Самокова, за ней совсем далеко снежные вершины другого горного массива, а впереди, над нами — сверкающие снегом трассы Маргуджика. Проезжаем промежуточную станцию, едем все выше и наконец высаживаемся на конечной. Красота неимоверная!!!! Подтаявшие на солнце за эти теплые дни снега покрылись корочкой льда за ночь и теперь блестят, как алмазные!!! А высота!!! Мама моя, мне кажется я не смогу сделать ни шагу, страшно до ужаса. Весь наш опыт катания ограничивается подмосковными склонами, на лыжи мы встали прошлой зимой и вроде бы освоили основные навыки, но сейчас к нам тихо подкрадывается и нежно обнимает Кондратий при взгляде вокруг и вниз. Сердце ушло в пятки и не собирается оттуда возвращаться. Все, кажется, настал Судный день.

Но все оказалось не так уж страшно. Кирилл минут 20 погонял нас на учебной трассе, а потом поволок на красную, где мы весь день отрабатывали технику катания и под конец 4-х часового урока уже довольно резво спускались за ним по двум трассам. Там работают три бугельных подъемника, с одного из которых по началу мы по паре раз довольно больно сверзились, пока не привыкли к норовистой «тарелке», которая никак не хотела удерживаться у нас, пардон, между ног. Подъем очень живописный, лицом к солнцу и ветру, поэтому к вечеру наши лица напоминали по цвету спелые томаты. Где-то ближе к 2 часам поднимается сильный ветер, и гондольный подъемник работает только на спуск. Мы возвращаемся домой бездыханными трупами и рухаем в койки. Про зоны катания. В принципе в Боровце их три. Прямо от центра поселка от отеля Рила идет четырехкресельник на Мартиновы Бараки, откуда вниз спускаются три красные трассы, прекрасно ухоженные, расчищаемые ратраками и с работающими по мере необходимости пушками. В прошлом году отсюда же уходила однокреселка на Ситниковскую скалу, но в этом году ее закрыли на ремонт. Напротив отеля Самоков расположена гондольная станция с накопителем, откуда можно подняться на самый верх, на Маркуджик, в район самой высокой в Болгарии горы Муссала (2925 м). Но нам удалось побывать там только раз, чем мы очень и очень опечалены, потому как там самые впечатляющие виды и условия катания. Дело в том, что при ветре больше 15 м/с или сильном тумане подъем туда запрещен, и гондола ходит только до промежуточной станции — в район Ястребца, где тоже очень хорошие ухоженные склоны. Отсюда можно в принципе съехать до самого поселка, но это нам ни разу не удалось, так как из=за сильного потепления, нижняя часть склонов превратилась в сплошной лед с камнями и даже наш инструктор натерпелся страху, как он сам признался, потерял одну лыжу и спустился туда с трудом.

Когда был закрыт Маркуджик — а это было 5 дней из наших 6- мы поднимались на Ястребец и катались там, спускаясь поочередно по двум трассам до гостиницы Ястребец, а назад поднимаясь на швабре. Швабра, кстати, прикольная, очень резко уходящая вверх, если сорвешься, придется переться с лыжами пешком по заснеженному узкому крутому подъему — мало не покажется. Наш знакомый хохол рассказал, что его дружок в первый же день оттуда сверзился и сдуру попер вверх, а не вниз, после часа мучений, он до того припух, что просто съехал один раз вниз и с горя пошел домой пить водку. Несколько раз при нас срывались сноубордисты, которым труднее удержаться на швабре, и было их очень жаль. Что еще про склоны. После интенсивного таяния снегов, а потом похолодания, склоны покрылись льдом, правда потом нападало много снега, но местами лед был капитальный и довольно много.

Кирилл сказал, что к 2007 году будет заменена однокреселка на Ситняковскую скалу и спланирована еще одна зона катания слева от Муссалы. Короче, будет еще круче. Но нам вполне хватило и того, что было. В принципе мы съехали практически отовсюду, даже пару раз и по куску черной трассы, чему мы очень порадовались. Могу сказать только одно, несколько раз было чувство, что вот здесь я и останусь, но Кирюха категорически сразу запретил нам смотреть вниз при любых обстоятельствах, и это спасало. Когда едешь за инструктором и смотришь только ему …в спину…ну как олененок за матерью-оленихой на ее белый хвостик… тогда некогда пугаться и все руки-ноги делают то, что надо. Стоит только, особенно поначалу, призадуматься о вечном и посмотреть вокруг, происходит полная расбалансировка всех членов и — каюк — ты уже летишь вверх-тормашками. Одно хорошо: преодолен психологический барьер на падения, падать не так страшно, как казалось раньше, если, конечно, ты не несешься с бешеной скоростью.

Вообще надо отдать должное нашему инструктору. Парень оказался на самом деле ценный. Он с самого начала отнесся к нам по серьезному и до конца не давал спуску. Начать с того, что уже к середине первого занятия мы катались на красной трассе. Он показал нам все трюки: как вести себя на ледяных участках, как на крутых склонах, как разгоняться и тормозить, и даже как спускаться по крутому узкому оврагу, что произвело на меня гораздо большее впечатление, чем даже спуск по черной трассе. После 4 часового катания с ним мы еще умудрялись сходить в бассейн, а потом еще на час-полтора попасть на ночное катание, причем для нас оно получилось до конца отдыха бесплатным (вообще-то для этого надо покупать отдельные ски-пассы), таким образом администрация компенсировала потерянный день, когда не было света. Для этого в Боровце оборудовано 2 трассы у гостиницы Рила. В принципе катание ничем не отличалось от дневного, разве что только в лучшую сторону, так как совершенно отсутствует очередь на подъемник.

На второй день случился страшный облом. По слухам цыгане где-то уперли здоровый кусок кабеля (судя по масштабам катастрофы несколько километров длиной), и округа лишилась на весь день света. Результаты плачевные: весь курорт скопился в районе подъемников и целый день маялся дурью в ожидании их включения. Представьте себе картину, когда огромное количество людей с лыжами в лыжных ботинках слоняются на маленьком пятачке пространства, заполоняют все прилегающие рестораны, кафе, сидят везде, где только возможно, что-то едят, пьют и курят. Рестораны работали на износ, учитывая еще то, что готовить приходилось на газу или на углях. Отдельные личности, дойдя до точки, медленно бредут докуда могут в гору, быстро скатываютя вниз и бредут снова. Где-то в районе двух часов народ офигел от безделья вконец и начал расползаться. Нам повезло, мы пришли рано и успели один раз подняться и съехать до аварии. Подождав безрезультатно час в огромной очереди на подъемник, мы отпустили Кирилла с условием тут же собраться здесь же, если свет дадут не позже 3, посидели в кафешке и поплелись домой. Свет дали в 3—40. Облом был полнейший, деваться некуда, настроение от бездарно проведенного дня было хуже некуда, и мы пошли ужинать.

И тут то меня порадовала подруга Лиана. Теперь то я понимаю, чем вызван ее столь экстравагантный поступок — девушке просто стало скучно. Но в момент исполнения номера, честно говоря, мне было не по себе. Рассказываю. Сидим мы, значит, в Хриме, мирно поглощаем вкуснющую болгарскую мусаку в горшочках, не потребляя, заметьте, ни грамма алкоголя! Наши лица, обожженные на солнце ярко пламенеют в полумраке, то есть пламенеет для меня лицо подруги, свое я, естессьно, не наблюдаю. Вдруг, прикиньте, девушка моя вдруг резко меняет цвет лица на зеленый той же интенсивности, что и красный, и быстро так кидает коньки прямо не отходя от кассы. (Однако ж, замечу, это происходит ни на минуту раньше, чем был съеден последний кусочек мусаки). Я ору что-то про доктора и нашатырный спирт, рядом сидящая компания из 6 человек бросает свою недоеденную пищу и кидается к нам. С другого конца ресторана, перемахивая через стулья, несется красавчик-болгарин, который 10 минут назад строил нам глазки. Все начинают суетиться вокруг положенной на лавку Ляльки, оттиснув меня от тела далеко за свои спины. На подругу выливается литр воды, на нее машут, ее раздевают и тискают, все по разу бьют ее в лицо, Ляля — нулем и все такая же зеленая. Через какое-то время в механу вламываются два доктора, вызванные из находящегося поблизости медпункта. Оу, о докторах отдельная песня — оба похожи на фронтовых хирургов, небритых, усталых, с красными от недосыпания глазами, которых вот только что оторвали от срочной операции по ампутации конечности. Они деловито ощупывают тело, меряют давление, попутно замечая, что 50/80 больше похоже на давление трупа, потом вкалывают укол, а затем начинают интервью с чуть пришедшей в себя, но все такой же зеленой (никогда не забуду этот цвет!) подруги. Основной вопрос: что пили, курили и чем кололись. Выяснив с сожалением, что перед ними не наркоманка и не алкоголичка, ставят диагноз — высокогорная акклиматизация. Подруга медленно приходит в себя и розовеет на глазах. Один из врачей берет меня за руку, отводит в сторонку и на мой вопрос о вероятности продолжения ее жизни, дает исчерпывающий совет на русско-болгарском диалекте: Счас домой, чаю и спать, а завтра мужика ей хорошего!

Я в шоке мямлю: Доктор, может Вы чем поможете? Он, снисходительно приобняв меня, велит показаться к нему завтра в 10 со страховкой. Компания с соседнего столика, принимающая активное участие в реанимации, оказывается состоящей из гидов встречавшего нас агентства, живущих в нашем отеле, они транспортируют нас до места на машине. В номере девушка мгновенно вырубается, а я с квадратными от пережитого страха глазами еще часа полтора бдительно сторожу ее сон, тщательно прислушиваясь к ее дыханию. Блин, это было круто! На следующий день вместо назначенного у доктора рандеву с целью продолжения лечения мы были застуканы им идущими при полном параде с лыжами на подъемник. «Лиана!!!!! Вы куда???» «Кататься» «Боже, вот уж эти русские!» Этот и последующие 3 дня мы провели на склонах Ястребца, доезжая до промежуточной станции на гондоле. Подумав хорошенько, учитывая потерянный день, мы решили продлить наше общение с Кириллом еще на 3 дня, до конца отпуска. Во-первых, мы поняли, что как инструктор он — весьма ценное приобретение, чем надо воспользоваться на всю катушку, а во-вторых, кататься на незнакомых трассах одним нам пока не хотелось. В этот раз нам повезло меньше, на эти 3 дня нам в группу добавились двое хохлов из Крыма, один из которых был вполне адекватный парень, который с большим интересом отнесся к процессу и быстро влился в наш маленький коллективчик, а вот второй достал нас всех, включая и Кирилла, практически на пятой минуте общения. Этот упертый товарищ уже где-то пару раз до этого скатившийся с горы, абсолютно неправильно стоящий на лыжах, не захотел ничего слушать из объяснений инструктора и на все его попытки хоть как-то отучить его скатываться в задней стойке, просто отключался напрочь. Все бы ничего, если бы он, совершенно не справляясь с управлением своих лыж, не врезался на бешеной скорости в каждого из нас раз по пять с завидным постоянством. Под конец, видимо решив, что ему, быстрее всех скатывающемуся с горы, абсолютно не нужен никакой инструктор, он на второй день отказался от его услуг, чем несказанно обрадовал всех оставшихся. А наша троица еще 2 дня гонялась за инструктором по трассам.

Последний день катания встретил нас выпавшим ночью и не раскатанным ратраками довольно глубоким снегом. Кирилл заявил, что нам очень повезло, и сегодня мы будем изучать навыки катания по целине. Как нам повезло, стало ясно буквально через 5 минут, когда после объяснений, как правильно спускаться, бойцы по одному стали падать мордом в снег, зарывшись лыжами по пояс. Летали абсолютно все, самое интересное было потом отыскивать отстегнувшиеся (если повезло при падении) лыжи в радиусе 20 м от места падения. Кирилл порадовал нас шоу офигительно красивого спуска по всем правилам горнолыжного искусства. А мы в свою очередь порадовали его, выполняя сложные акробатические этюды при падениях. Благо падать в глубокий рыхлый снег, пусть даже личиком книзу, оказалось гораздо приятней, чем приложиться со всей дури об лед. Правда, колени после дня такого катания приобрели свой завершающий вид гнущихся во все сторону и отчаянно болевших шарнирных соединений. Могу сказать честно, на следующий день, если бы мы не уезжали, на лыжи я уже вряд ли бы встала. Предел возможностей был ударно достигнут по всем статьям.

Немного о наблюдениях над нашими офигевшими организмами. Во-первых, синяки. Ребята, давненько я не наблюдала такой прелести! После первого же дня катания на ногах появилось некоторое количество ярко-синих фингалов, к которым с каждым последующим спуском добавлялись новые, и где-то к середине срока они встретились и объединились в нечто совершенно умопомрачительное. Как-то я спускалась в бассейн, в котором одиноко плавал мужчина. По мере моего приближения его взгяд неотрывно был прикован к моим конечностям, глаза все больше расширялись от ужаса, а потом он изрек: Девушка, Вам надо выступать в садо-мазо шоу!!! Кстати, фингалы не прошли до сих пор, обнаружилась непонятная мне тенденция к их регенерации, они бледнеют, а потом появляются снова! Поистине нетленное произведение искусства. Колени. Это особая статья. Достаточно навернуться пару раз мордом вниз на не отстегнувшиеся лыжи, чтобы колени приобрели необыкновенную степень свободы в своем шарнирном механизме. У меня создалось впечатление, что они поимели способность гнуться во все стороны, уж назад-то точно, как ножки у кузнечика. Не могу назвать это приобретение радостным, потому как больно это очень.

Далее. Остаточные после дня катания явления в виде фантомных видений. Закрыть глаза просто невозможно без тут же включающегося имитатора спуска с горы. Ты просто закрываешь глаза и едешь. Ощущения практически неотличимы от реальности. Глюки не прекращаются и во сне, что особо достало под конец «отдыха». Такое чувство, что ты вовсе и не спал всю ночь, а очень даже катался. Я несколько раз за ночь просыпалась буквально с криком оттого, что неправильно закантовалась на повороте или резко затормозила. Правда, со снами были кое-какие вариации. Лиане, например, как-то всю ночь снилось, что она Даша Васильева (героиня Дарьи Донцовой, кто не знает) и всю ночь гоняется за Хучиком (мопсом из ее же нетленных произведений). Трактовать сей сон я не берусь, может это что-то из области «устал как собака». Ага, что еще любопытного: полная расконцентрация мыслей вплоть до совершенного их исчезновения. Наши беседы после катания иногда один в один напоминали известную рекламу: «чаю хочешь? Хочешь чаю? А чаю?» с очень похожими на оригиналы выражениями на лицах. Однажды Ляля, толком не раздевшись после горы, уселась в кресле со стаканом чая в руке со словами: «Сейчас вот попьем чаю, потом пойдем есть суп, а потом кататься» тут же уснула сидя, с чаем. Очнувшись часа через полтора, она слово в слово повторила фразу и выключилась еще минут на 40. Думаю, последовал бы и третий цикл, если бы мне это не надоело, и я не настояла бы на исполнении задуманного ею плана действий. Вообще ее способность засыпать в любой позе, в любом месте, меня сильно позабавила. Однажды она улеглась на кровать, с умным видом изрекла, что сейчас будет заниматься сложной духовной практикой, сложила ручки на груди и через секунду вырубилась.

Про себя могу сказать, что как-то ровно час снимала с себя лыжные штаны, замирая на 15 минут после каждого движения. Устала от этой процедуры зверски. Однажды я упала на кровать на спину со словами: Потяни меня за концы! чем вызвала священный ужас у подруги, хотя имела ввиду всего лишь просьбу стянуть с меня комбинезон. Еще абсолютно не хотелось и не моглось нигде тусоваться. Единственное на что нас хватало вечерами — это доползти до ближайшей механы и поужинать, ну потом еще максимум 15 минут вяло побродить по магазинам. Скребущиеся в дверь мужчины-соседи с предложениями выпить с ними или сходить куда-нибудь потанцевать, кроме протеста ничего не вызывали. Не екнуло ничего даже на приглашение на шоу с мужским стриптизом, честно! Просто хотелось домой и спать! Еще кое-что. Видимо, правда, что на фронте не болеют. У нас было уйма поводов простудиться и заболеть хотя бы соплями. Фигушки! Нас мочило мокрым снегом, продувало ветром 15 м/с, потом добавился морозец градусов 12 в сочетании с тем же ветром, мокрые руки и ноги иногда просто не чувствовались. Мы по несколько раз подряд пропахивали на боку или на спине вниз по склону и вставали основательно промокшими, но ни разу не появилось даже намека на простуду. Хочу сказать, что мы обе на третий день после приезда в Москву зашмыгали носами, видимо организмы наконец дали себе расслабиться.

…по дороге в аэропорт подруга сделала попытку повторить номер с откидыванием коньков — видимо, так происходила обратная акклиматизация!

Автор Татьяна

| 24.02.2004 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий