Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Болгария >> Золотые Пески >> Золотые Пески — 2003. (Часть 2).


Забронируй отель в Золотых Песках по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Золотые Пески — 2003. (Часть 2).

БолгарияЗолотые Пески

5. Калиакра — Балчик.

Эти экскурсии совмещены всегда, что совершенно логично. Во-первых, между Калиакрой и Балчиком всего километров пятнадцать, а во-вторых, отдельно, на самостоятельные экскурсии, их просто не хватит.
К мысу Калиакра мы подъехали около одиннадцати утра. Около часа микроавтобус петлял по узким разбитым дорогам, то приближаясь вплотную к горам, то углубляясь в поля виноградников, табака и неопознанных нами фиолетовых цветов. Последние были особенно красивы на фоне зеленых склонов и бирюзового моря. Наконец, впереди показалась странной формы колонна и импровизированный контрольно-пропускной пункт.
 В болгарской истории Калиакра — место легендарное. Узкий скалистый двухкилометровый мыс всегда был предметом спора причерноморских народов. Высокие — до семидесяти метров — склоны делали Калиакру естественной крепостью, а каменные стены разных времен защищали поселения от возможной опасности с суши. Остатки некоторых строений, датированные четвертым веком до нашей эры, сохранились здесь до сих пор. Рассказывают, что в пору захвата Болгарии турками на мысе Калиакра покончили с собой сорок местных девушек. Предпочтя смерть продаже в гаремы, они связали свои волосы и бросились в море. Собственно этому событию и посвящен памятник на въезде на мыс. Имеет Калиакра отношение и к русской истории. В 1791 году русский флот под командованием Федора Ушакова разгромил здесь турецкую эскадру, втрое превосходящую его по численности. Фактически, этим сражением кончилась первая из русско-турецких войн.
Мыс укреплен и сейчас. На самой вершине скалы, выше старинных крепостных стен, очень компактно разместилась болгарская военная база. Судя по обилию торчащих во все стороны антенн, радиолокационная. Никаких неудобств туристам она не доставляет (видимо, это взаимно, иначе вряд ли бы кого-то сюда пускали), но приезжающих первым делом предупреждают: во избежание ненужных конфликтов базу не снимать.
Сказать, что на Калиакре нечего посмотреть было бы несправедливо. Кроме римских руин здесь есть небольшой археологический музей, спрятанный в одной из многочисленных пещер и часовня Святого Николая, полустоящая-полувисящая на самом краю мыса. Говорят, что отсюда можно увидеть колонию черноморских тюленей, но нам на глаза попался только информационный щит с описанием видов дельфинов и бакланов. Но главное на Калиакре — открывающиеся со скал пейзажи. Два километра от древних развалин до крохотной смотровой площадки, словно вырубленной в слоистом камне, как дорога между стихиями. С одной стороны почти отвесный обрыв, ограниченный невысоким и не везде целым поручнем — туристов просят быть внимательными и близко к краю не подходить, — за которым только море и небо. С другой, каменный монолит, прорезанный щелями гротов и пещер. Тропинка утоптанная, но все равно из нее выпирают острые камни, споткнуться очень легко. Считается, что народы, в разное время основывавшие на Калиакре свои поселения, ушли отсюда именно потому, что невмоготу стало бороться с природой. Еще сидя в микроавтобусе, я обратил внимание, что многие открытые пространства совершенно безжизненны, — под тонким слоем наносимого ветром песка лежит каменный пласт. Даже трава здесь растет плохо.
Мы идем вдоль древней крепостной стены, то и дело заглядывая в старые трещины. Камни, несмотря на жару, покрыты слоем мха, из щелей пробиваются молодые деревца. Около каждого грота Кира спрашивает — можно ли войти внутрь. Мы, конечно, не пускаем — скорее всего это вполне безопасно, но лишняя осторожность никогда не помешает. Заходим в археологический музей. Он тоже в пещере. Собственно, это — просто пещера неправильной формы, вдоль стен которой расставлены местные древности. Мелкие — рыболовные крючки, украшения, домашняя утварь, и крупные — остатки мраморных плит с еле заметными греческими буквами, амфоры, катапульта. Кира не слишком заинтересована, но послушно ходит от стенда к стенду, слушая Наташины объяснения. В какой-то момент я вдруг краем глаза замечаю копошение под низкими сводами грота. Мы поднимаем глаза и видим два гнезда ласточек, прилепленных к выступу скалы. Причем, скорее всего, в гнездах — птенцы, птицы беспрерывно мечутся между пещерой и улицей, ловко уворачиваясь от входящих и выходящих туристов.
 В конце мыса всеобщее фотографирование. Площадка такая маленькая, что фотографирующий и фотографируемый должны разойтись на ее противоположные концы. В скалах укреплены стальные парапеты, но за ними — пустота и прислоняться к ним спиной жутковато. Ведет на площадку единственная каменная лестница с высокими ступенями, причем такая узкая, что даже один человек проходит по ней с трудом. В часовне Святого Николая Кира освежает свои недавние познания из жизни святых. Не без конфуза. Около Святого Георгия на встречный Наташин вопрос: «ну, вспомни, кого рисуют на коне, когда он сражается со змеем», уверенно отвечает: «Иван Царевич».
До Балчика мы неторопливо едем около получаса. Транспорта совсем немного, но дороги узкие и разбитые — водитель то и дело объезжает выбоины в асфальте. Вокруг каменистые холмы, только дорогу ограждают два ряда высаженных деревьев. Приглядевшись, Наташа определила, что это — оливы. Балчик — холмистый город. Это особенно заметно, учитывая его небольшие размеры. Кажется, что там вообще нет ни одной улицы без уклона. Многие паркуются не вдоль дороги, а поперек — все-таки меньше шансов, что машина уедет сама по себе. Дома строятся здесь амфитеатром, — по-другому не позволяет рельеф, — поэтому, когда смотришь на Балчик снизу вверх, видна только зелень, да черепичные скосы крыш. Считается, что здесь прекрасное место для разведения винограда. Греческая колония, основанная здесь более двух с половиной тысяч лет назад, носила имя бога виноделия — Дионисополлис. Хотя самого города мы, в общем, и не видели. Автобус подвез нас почти к самому входу в ботанический сад.
У ботанического сада Балчика тоже есть свои легенды. В первой половине двадцатого века небольшой болгарский городок пришелся по душе румынской королеве Марии — здесь она и построила свою летнюю резиденцию. Говорят, что Балчик настолько очаровал королеву, что она пожелала остаться здесь и после смерти. Вложенное в специальный стеклянный сосуд, ее сердце было замуровано в парковых часах и круглосуточно охранялось.
«Тихое гнездо» — дворец Марии, построенный в 1924 году. Маленький, такой, дворец, совсем не похожий на королевский. Комнаты узкие и тесные, фасад нависает над песчаным пляжем. Сейчас здесь выставка всего, «что осталось». В некоторых комнатах сохранились интерьеры времен румынской королевы, другие отданы под художественный музей. В самых дальних помещениях дворца экспонируются остатки античной посуды и надгробных плит. На первом этаже обязательный магазин сувениров. Но гораздо интереснее дворца — парк вокруг него, собственно тот самый ботанический сад, которым и заманивают в Балчик туристов, выполненный по образцу античного лабиринта острова Крит. Документально зафиксировано, что в саду растут (и, похоже, прекрасно себя чувствуют) три тысячи видов растений, причем не только средиземноморских, но и привезенных сюда специально из разных частей света. Особенно парк гордится своей коллекцией кактусов, которая, правда, нам на глаза так и не попалась.
Расположен сад на очень крутом склоне: в некоторых местах мне казалось, что со стороны моря он почти отвесный. При этом склон разрезают десятки каменных лестниц — настолько узких, что часто там тесно идти даже в одиночку. Лестницы как бы вдавлены в склон; идущий по ним человек одним боком оказывается прижат к укрепляющим грунт камням, а с другой стороны от обрыва его отделяет лишь плотная полоса кустов. Иногда лестницы обсажены миртом, — тогда ты идешь по сумрачному зеленому коридору. Вот уж чего здесь хватает, так это — тени. Я не считал лестничные ступени, но все пролеты очень короткие — не больше десяти шагов. В конце каждого пролета — площадка или галерея с имитацией древней амфоры на подставке, барельефом или бронзовой фигуркой на парапете. Но самое интересное свойство лестниц — непредсказуемость. Поднимаясь от дворца к входу в ботанический сад, мы сделали полтора десятка поворотов, не зная заранее ни разу — в какую сторону будет следующий. Правда, Кире такой подъем, конечно, дался очень нелегко.
 В Балчике действительно потрясающе красиво и необычно. Дорожки переплетаются в узоры, которые невозможно заранее расшифровать, можно идти только приблизительно придерживаясь выбранного направления. В совершенно неожиданных местах вдруг обнаруживаются ухоженные цветочные грядочки, — нашей задачей было увидеть их раньше Киры, чтобы подготовить достойный отпор ее бесконечным предложениям что-нибудь сорвать. Обидно, что для ребенка это — практически единственное доступное в Балчике развлечение. Детская площадка на территории дворца есть, но, во-первых, ее не так-то просто найти (мы, например, не видели ее даже издали), а во-вторых, если ехать сюда ради аттракционов, то зачем вообще куда-то ехать. Так что Балчик — все-таки хорош для взрослых. Садясь в автобус, мы с Наташей рассуждали, что в этот парк надо ехать на целый день, на часы не глядя и подсчетами времени себя не утруждая.
Временами, впрочем, Кира оживлялась. Сначала на одной из тропинок она обнаружила лежащие под ногами каштаны, затем ей попалась кедровая шишка, огромная по сравнению с привычными для нее еловыми и сосновыми. Правда, оказалось, что пачкается она вполне соответственно своим размерам. Перемазавшись смолой, Кира интерес к ботанике несколько утратила. Тем более, что к этому времени она уже сильно устала.
Для возвращения в Золотые пески водитель выбрал другую дорогу, почти по берегу моря. Только около Албены автобус вновь забрался на холм, проскочил мимо маяка, которым многие любуются ночью с пляжа. Мы попросили водителя остановить нам на вершине холма и, не торопясь, начали спускаться вниз. К вечернему купанию.

6. Еда…

Ну и что можно сказать о кухне страны, где в каждом мало-мальски заметном ресторанчике вам подадут «шиш» и «хапки»? Это, конечно, шутка. «Шиш» по-болгарски (по крайней мере, применительно к кухне) всего-навсего — шашлык. А «хапки» — просто кусочки. Скажем, «пилешко хапки» — кусочки курицы. Болгарская кухня эклектична, у нее нет определенного стиля. Может быть это, конечно, причуды курорта — приезжающим со всего света стараются предложить максимум разнообразных блюд, на все вкусы. С другой стороны, раздела «национальной болгарской кухни» ни в одном меню мы так и не нашли. А свиная отбивная или жареный цыпленок приблизительно одинаковы в любой стране.
Ресторанов, кафе, и просто уличных фаст-фудов в Золотых Песках действительно очень много. Можно сказать, что прогулка вдоль берега, это прогулка вдоль непрерывного прилавка с едой. Преобладают бары и бистро — во всяком случае они выдвинуты к самой пешеходной зоне вместе с сувенирными лотками и крохотными продуктовыми магазинами, которые все как один гордо называются супермаркетами. Большинство (уж точно — большинство трехзвездочных) отелей предлагают один тип питания — завтраки, так что поесть в течение суток актуальная проблема для подавляющего большинства отдыхающих. Конечно, теоретически, при покупке путевок можно доплатить за обеды и ужины, но, с одной стороны, далеко не везде есть для этого условия (в «Родине» их не было совершенно точно), а с другой, не каждому это удобно. Даже мы, с четырехлетним ребенком на руках, старались по возможности на месте не сидеть и, соответственно, оказывались в обеденное время в самых неожиданных местах. А уж людям не стесненным такими обстоятельствами, было бы и вовсе странно привязывать себя к определенному ресторану.
Вполне естественно, что для нас основной проблемой было накормить Киру…
Как любой ребенок ее возраста Кира немедленно тыкала пальцем в самую красивую картинку меню — и хорошо, если это был кусок мяса или хотя бы картошка фри. Объяснить ей — почему нечто разноцветное, налитое в красивый стакан и украшенное кисточками фольги, во-первых, не обед, а во-вторых, вообще только для взрослых, не всегда оказывалось легко. Собственно «страданий у тарелки» уже за завтраком было не избежать. Еще в Москве Наташа надеялась, что уж в Болгарии она сможет убедить Киру есть больше местной простокваши — она и жажду в жару хорошо утоляет, и просто полезна для обмена веществ. Мы ее ели с большим удовольствием. Кира пару раз поковыряла ложкой. День у нас традиционно начинался с пшенично-шоколадных хлопьев одной известной швейцарской фирмы, пирожных и с трудом «влитой» в ребенка чашки чая. Иногда удавалось убедить Киру съесть кусочек сыра или колбасы. Иногда удавалось оторвать ее от тарелки с пирожными раньше, чем она съедала их гораздо больше разумного количества.
 В одном Наташа Кире не уступала: на обед всегда требовалось съесть тарелку супа. Кроме, разве что, случаев, когда мы были далеко от Золотых Песков. Кира возмущалась. Кира говорила, что суп горячий до тех пор, пока он не остывал настолько, что переставал быть вкусным. Кира торговалась за каждую ложку, пытаясь назначить, — сколько супа ей полагается еще съесть, а потом моментально начинала хитрить, стараясь зачерпнуть из тарелки поменьше. Сначала мы пытались бороться с этим уговорами и обещаниями необыкновенного десерта, но быстро поняли, что это не поможет. Тогда, садясь за столик, первое, что мы говорили официанту: «ребенку — суп, а весь остальной заказ потом». На некоторое время обедать стало легче. Кстати, не надейтесь найти на детском курорте детское меню. Мы, во всяком случае, такое получили всего однажды. Состояло оно из четырех блюд. Точнее, четырех видов… картошки фри. Вырезанной не кубиками, а буковками, звездочками или фигурками животных. Конечно, всегда можно было попросить официантку принести полпорции за полную стоимость (что многие и делают), но энтузиазма эти переговоры не добавляют никому.
Ужинать же мы очень быстро приспособились в своем номере, благо персонал отеля смотрел на внос любых продуктов (или просто — готовых ужинов) сквозь пальцы. Даже если те куплены не в гостиничном ресторане. Конечно, мы запирались там далеко не ежедневно — все-таки вечернее сидение в ресторане, само по себе развлечение. Все началось во многом случайно. Седьмого июля, на второй день нашего отдыха, все российские (как впрочем, и болгарские — два матча шли с интервалом в час) болельщики ждали очередных отборочных матчей Чемпионата Европы по футболу. Я, недолго думая, решил поужинать у телевизора пивом и чипсами, но у Наташи имелось другое мнение. Она прихватила Киру и с вечерней прогулки они принесли — Кире блинчик, а нам по хот-догу.
И то и другое — самые популярные курортные фаст-фуды. Блинчик — «палачинка» — в общем, самый обыкновенный блин. Только наполнителей на любом лотке, где их пекут, десятки. В основном, конечно, это джемы и конфитюры, но в июне-июле есть замечательный «сезонный» вкус — клубника. Или черешня, хотя ее в качестве наполнителя предлагали реже, видимо, лень было поварам-продавцам в одном лице вышелушивать из ягод косточки. Выпекают блины прямо на глазах покупателя, — выливают тесто на круглый раскаленный лист размером с добрую сковородку — минута и все готово. Остается только положить клубнику и взбитые сливки, посыпать блин ванильным сахаром и завернуть так, чтобы все это не вываливалось обратно. У некоторых продавцов — получается. Кира все две недели с огромным желанием ужинала палачинками и никакого неудовольствия не высказывала.
Что касается хот-догов, то это совсем не те хлипкие сосиски, которые приходят на ум жителям мегаполисов. Здесь это целое блюдо. Причем за прилавками в основном стоят молодые турки — до Стамбула отсюда всего несколько часов езды на автобусе. Морем и того ближе. Время их работы, по всей видимости, не лимитировано — однажды мы видели, как продавщица уснула стоя, фактически упав на прилавок с обратной стороны своего павильона. Так вот о хот-догах. Хлеба в нем, несмотря на совсем не малые размеры такого бутерброда, не видно вовсе. Не видно под гарниром. Уже потом, покупая хот-дог самостоятельно, я посмотрел на технологию его приготовления. В нагретую булку лоточник кладет сардельку (или диск жареной колбасы, или котлету, или куриный шашлычок — все в руках клиента) и последовательно засыпает это: огурцами, помидорами, жареным луком, шкварками (и у кого только турки научились), картофелем фри, зеленью. Заливает горчицей, майонезом или кетчупом. Попутно пытается схалтурить — то и дело спрашивает: класть ли ту или иную составляющую бутерброда. В общем, правильно, но ведь если мне чего-то не надо, я и сам ему это скажу. Короче, вывали эту конструкцию на тарелку, получится мясное блюдо с богатым овощным гарниром. Еще и с хлебом. Один хот-дог и ужин уже не требуется.
Да, есть еще пицца. Выпекают ее тоже «на глазах» и горячую упаковывают в картонную коробку. После этого главное успеть добежать до отеля пока она не остыла. Универсальной рекомендации здесь быть не может: пиццу мы брали в небольшом ресторанчике около отеля «Метрополь» и всегда были очень довольны качеством теста и количеством наполнителей. Не поручусь, что она также хороша в любой пляжной пиццерии. Очень интересно в болгарских ресторанах читать меню. Про «шиши» и «хапки» я уже говорил, а еще из уст в уста все передавали друг другу обычные такие названия блюд: кролик жареный и кролик тушеный. Первый звучит — «заюшка печене», а второй еще лучше: «задушен заяк».
Большой разницы в приготовлении еды в разных ресторанах мы не обнаружили. Обычный средний уровень — какой-то особенно некачественной еды нам не предложили ни разу. Один раз, впрочем, в ресторане, позиционирующемся, как скандинавский, мне принесли ассорти из свинины с откровенно сырой котлетой. Заменили ее по первому требованию, но официантка при этом вместо того, чтобы извиниться… обиделась. «Порадовали» своим разнообразием овощные салаты. «Шопский» — помидоры, огурцы, брынза, зеленый салат; «деревенский» — зеленый салат, огурцы, брынза, помидоры; «овощной» — тот же самое, только брынза не кубиками, а мелко натертая. Богатый выбор, нечего сказать. Устав жевать огурцы (понимаю, полезно, но не огурцами едиными), однажды я заказал многообещающий, если верить меню, салат с тунцом. Надо ли говорить, что тунец оказался консервированным, из банки, а полагался к нему тот же самый набор продуктов. Правда, Наташа обнаружила таки среди овощных закусок оригинальную и, по ее словам, вкусную. Мелко нарезанные огурцы, смешанные с зеленью и густой простоквашей подавались в виде шариков. Вроде бы, очень хорошо в жару.
Что странно, так это то, что здесь, на берегу моря, все в порядке с мясными блюдами, но рыбный стол крайне скуден. В любом меню стандартный набор «промышленной» океанской рыбы: хек, скумбрия, камбала, и немного местной, черноморской: чернокоп, луфарь. По виду — довольно костлявой. В дорогих рыбных ресторанах на лед выложены осетры, крабы и осьминоги. Тоже, надо думать, не из Черного моря выловленные. Отдельный разговор об акуле. Подают ее всегда только жареной, обязательно с несколькими ломтиками лимона. Многие считают эту рыбу невкусной, «резиновой», к тому же с достаточно специфичным запахом. Специфичным по сравнению с привычной нам рыбой, но ведь, скажем, у крабов тоже вкус необычный, а недовольных я что-то не видел. Кстати, рыбных — «рыбарских» — ресторанов на побережья на редкость мало — мне отчетливо запомнились всего три, причем очень дорогие. В магазинах рыбы тоже практически нет — ни сырой, ни копченой или засушенной. Складывается впечатление, что здесь ее почти не едят.
Еще в Золотых песках, как, наверное, в большинстве курортов в любом заведении можно съесть десерт и выпить коктейль. Самый популярный десерт июня — клубника со сливками, самый распространенный — большой кусок торта на выбор. Алкогольные коктейли есть везде, безалкогольные в специализированных коктейль-барах, которых, впрочем, на побережье множество. В первые дни мы часто заходили обедать в бистро «Рольба» недалеко от гостиницы «Лилия», где соки умели смешивать очень неплохо. Собственно оттуда и пошло кирино коллекционирование коктейльных ложечек. А вот настоящие классические коктейли в Золотых Песках делают плоховато. Заметно это сразу и уже потому, что рецепты одних и тех же напитков в разных барах отличаются. Часто — довольно радикально. Сразу вспоминается одна московская история, когда в клубе, считающем себя ночным, нашей компании было заявлено: «у нас бармен — стажер, так что, извините». Тогда наш приятель, любитель джина с тоником иронично заметил: «классный бармен — что ему скажешь, то и смешает». Уровень квалификации курортных барменов такому определению вполне соответствует. Я брал в основном Джин-Физ (трудно его испортить — джин, да лимонный сок), а вот Наташа в какой-то моментударилась в эксперименты. Закончились они странным коричневым напитком со вкусом детской микстуры; одним из составляющих коктейля оказался анисовый ликер. А самая крупная «подстава» случилась все в том же ресторане «Родина», где я решил попробовать их фирменный коктейль. На прямой вопрос, — что в него, собственно, входит, официант неопределенно пожал плечами: «ну-у, водка». Видимо, всерьез считая, что для русского такой ответ должен стать решающим основанием пить все, что подадут. В общем, он не соврал. Там действительно была водка. Сплошная. Разбавленная льдом (хоть на том спасибо) и чуть-чуть подкрашенная «Блю кюрасао». Сто пятьдесят грамм. Днем, в жару. В общем, больше я в «Родине» напитки не заказывал.
А вот пиво в Болгарии хорошее. В Золотых Песках чаще всего можно встретить два местных сорта: «Загорка» и «Каменица» — в магазинах в бутылках и банках, в кафе и ресторанах «наливно», то есть бочковое. В городах побольше есть и другие сорта, например, в Варне мне предложили попробовать «Бургасское темное». Пиво всегда холодное, на лотках бывает даже заиндевевшее, что в жару приятно. Другое дело, что пить из банки на улице в Болгарии не очень-то принято. Хочешь пивка, сядь за столик кафе и спокойно попей. Конечно, никто посреди улицы банку из ваших рук вырывать не станет, но неодобрение высказать может. Говоря о болгарских напитках, нельзя не упомянуть о ракии, местной разновидности бренди. Здесь ее в каждом магазине столько, сколько… Сколько у нас — водки. Ракия бывает трех видов: виноградная («гроздова» или «мускатова»), абрикосовая («кайсиева») и сливовая. Обычная и выдержанная. Пьется (на мой вкус) легко, похмелья не вызывает. Впрочем, последнее — индивидуально.
За две недели мы перепробовали много ресторанов. Ходили «в ближние к отелю», чтобы не тратить время, «в недорогие», чтобы не тратить деньги, и просто в такие, рядом с которыми оказывались в обеденное время. Меньше всего понравились «Червен рак» (ничем не оправданная дороговизна и претенциозность), Скандинавский бар и гриль между отелем «Родина» и часовней Святого Иоанна Крестителя (не ждать же второй сырой котлеты), некоторые уличные кафе (вопросы гигиены). Наибольшую симпатию вызвали упоминавшаяся уже «Рольба» (очень богатое меню и всегда можно выбрать что-то относительно детское), «White Lady» (самая вкусная пицца на побережье) и, конечно, «Извора». Мы и попали-то туда первый раз случайно, — не хотелось идти далеко, а она — вот, можно сказать на задворках отеля. Почему-то нас очень полюбили местные официантки, запомнили в лицо. Здоровались и улыбались даже когда мы просто поодиночке или всей семьей проходили мимо, явно без намерения немедленно пообедать. В «Изворе» мы пили замечательное белое вино, ели кусочки акулы в панировке, отлично запеченного цыпленка, и на редкость нежирные баварские колбаски. Кира требовала себе куриный шашлык и мороженое — не потому, что ей очень этого хотелось, а «из принципа». Даже осталось фотосвидетельство: борьба нашей дочери с шашлыком. Кстати, распространенное мнение: в Болгарии невысокие цены, а значит дешевые курорты. Вынужден всех сильно огорчить…

7. …и цены.

Так вот, не стоит думать, что Золотые Пески — дешевый курорт. Точнее, все зависит от точки отсчета, — что считать дороговизной. Но если человек рассматривает вариант отпуска в Болгарии, а не на Карибских островах, например, то, вероятно, он все-таки не Крез. И плюс-минус сто долларов для него имеют значение.
Можно даже сказать так: поехать туда совсем не дорого (если уж вы решили вообще поехать к морю). Нам наши три звезды в первой линии, двое взрослых с ребенком, обошлись в восемьсот евро. Ровно. С визами, страховками и прочей дребеденью. Важно, как вы привыкли отдыхать.
Первое разочарование любого иностранного туриста — болгарский лев за последний год сильно окреп. Если летом 2002 года за доллар давали чуть больше двух левов, то в июне 2003 всего полтора. При том, что цены в местной валюте как минимум — не упали. Второе: курортные цены выше среднеболгарских примерно в два раза. А часто — больше. Третье: ничего бесплатного в Золотых Песках нет.
Нет, не подумайте дурного, не о халяве речь. Речь — о мелочах.
Ну, скажем, такая мелочь, как, извините, туалет. Сколько раз он может понадобиться за несколько часов пляжа четырехлетнему ребенку? А до номера бежать далеко. А есть еще двое взрослых. Стандартная цена за посещение — пятьдесят стотинок, (что есть — треть доллара, или десять рублей). Момент, с которым почти невозможно встретиться в Москве: туалетный тариф в кафе и ресторанах точно такой же. Даже если вы их клиент. Даже, если сидите в ресторане долго. Исключение — единственный на побережья Макдональдс.
Дорогой, между прочим. С Нью-Йорком или Парижем сравнить не могу, но с Москвой — вполне. Чизбургер почти три лева, кофе и коктейли тоже дороже московских раза в полтора. Вероятно, в Варне цены другие, хотя надо быть очень большим поклонником американских фаст-фудов, чтобы и на курорте туда ходить.
Кстати, к вопросу о разнице. В первый же вечер нашей курортной жизни Наташа принесла клубники. Чуть больше горсти. За один лев. На второе утро мы выяснили, что ее универсальная стоимость в Золотых Песках — четыре лева за килограмм. Дешевле, чем в средней полосе России. Но в Варне-то она стоит — два. Однажды я даже поехал в Варну с твердым намерением привезти много клубники и черешни. Привез. Даже не очень сильно помял, что в тридцатиградусную жару уже удивительно. Только рентабельность этого «героизма» совсем не очевидна. Во-первых, время, которое можно с успехом повести на пляже, а не рынке, во-вторых, автобусные билеты. В-третьих, отсутствие холодильника, что делает покупку больших партий фруктов, мягко говоря, бесполезной. Так что большинство отдыхающих сомнениями не мучаются, а покупают все в ближайших к отелям лавках.
Кстати, об универсальности цен. Создается впечатление, что золотопесковские торговцы между собой не конкурируют. Если вы выходите из отеля и видите ту же клубнику по определенной цене, будьте уверены — дешевле вы ее не найдете в пределах курорта нигде. Дороже, вероятнее всего, не найдете тоже. Так же происходит и с обменом валюты. По Золотым Пескам расставлены десятки обменных пунктов (да еще они есть в каждой гостинице), в девяноста процентах которых курс обмена абсолютно одинаков.
 В оставшихся — может отличаться максимум на одну-две сотых процента (не 1,53, как везде, а, скажем, 1,52). Надо сказать, что перед отъездом я читал о множестве случаев недобросовестной работы обменов (не предупреждают о больших комиссионных, курс, заявленный на щитах, не соответствует реальному и т.д.), но сам ни с чем похожим не сталкивался. Может быть мне просто повезло, но деньги я менял в разных местах и никаких сложностей с «недопониманием» не возникало. Единственное, что следует иметь в виду: на всем побережье я не видел ни одного аппарата для поверки подлинности купюр, поэтому каждую бумажку, особенно крупную, кассиры ощупывают, обнюхивают, разве что не облизывают. Само по себе это забавляет, но иногда могут появиться проблемы с ветхими купюрами. И еще. У каждого обменного пункта вьются уличные «менялы» очень сомнительной наружности. Курс они — естественно — предлагают более завлекательный, но я, проходя мимо них, обычно делал строгое лицо, чтобы даже не окликали. Чего и всем рекомендую.
О пляжных ценах я вкратце уже говорил. Ничего не стоит только расстелить собственное полотенце и то — не везде. Зонтики расставлены часто, и еще нужно суметь между ними втиснуться. Причем так, чтобы никому из пляжного персонала не пришло в голову сказать, что вы этим зонтиком пользуетесь. Иначе — четыре лева. И шезлонг — четыре. Деньги не слишком большие, но обидно как-то их отдавать, особенно когда знаешь, что ничего из этих принадлежностей тебе не нужно.
 В остальном. Если есть большое желание обыграть немцев в пляжный футбол, мяч — пятнадцать левов на спорттоварном лотке. Если не плавается без большого надувного матраца — там же, начиная от десяти — двенадцати левов и кончая пятьюдесятью, любых расцветок и модификаций. Складной пляжный зонтик, как я уже сказал, десять, но если есть желание поконкурировать его размерами со стационарным (есть и такие), то двадцать два. Всевозможных кругов, нарукавников и детских игрушек для бассейна — не перечесть. Но они — на крайний случай или если вам лениво везти их аналоги из дома. Кира благополучно плавала на круге, купленном перед отъездом на рынке у станции метро «Планерная» за сорок рублей. Точно такой же обошелся бы нам на месте ровно вдвое дороже — за восемь левов. Пустяк? Конечно, но лучше я на разницу накормлю Кирку мороженым. Два раза. Само собой, важный вопрос — а почем тут поесть… По разному. Стандартный блинчик — палачинка, о котором я так подробно рассказывал, на уличном лотке — два лева, хот-дог — три пятьдесят, большая пицца — восемь.
 В ресторанах цены очень разные. Пожалуй, это единственное, что на курорте не универсально. У нас на обычный обед или ужин втроем, с салатом, горячим блюдом и напитком уходило около тридцати левов. Не скрою, заведения мы старались выбирать поскромнее и меню открывать по возможности на странице обычных блюд, а не авторских. Среднее горячее (чаще всего мясное — свинина или курица) стоит около шести левов, средний салат — три-четыре, пол-литровый стакан пива — два лева. Да, имейте в виду, что если на картинке в меню телячья отбивная лежит на тарелке в обрамлении румяной картошки, помидоров и салата, то сразу следует уточнить стоимость этого великолепия. В болгарской ресторанной традиции гарнир идет отдельно от основного блюда и за отдельную, соответственно, плату. Такой же обед в Варне обойдется левов в шестнадцать-восемнадцать. Несмотря на то, что Варна, по статусу, тоже курорт. Это — цены, что называется, «по минимуму». Дешевле в Золотых Песках можно питаться только в фаст-фудах. Так что если вы дружите со своим желудком, закладывайте на питание не меньше пятидесяти долларов в день на двоих. Чтобы по крайней мере не чувствовать себя голодным.
Впрочем, может быть для некоторых такая сумма — не деньги. Их могу обрадовать, — верхний предел трат здесь не ограничен; все зависит исключительно от вашей фантазии. К тому же еда — далеко не единственное, зачем приходится доставать кошелек.
Даже не так. Его лучше вообще не убирать.
Что любопытно: в Болгарии совсем не дорог городской и междугородний транспорт, хотя бензин стоит вполне по-европейски, чуть меньше доллара за литр. Автобусный билет от Золотых Песков до Варны — полтора лева; цены городского билета мы так и не выяснили, Варна не тот город, чтобы ездить по нему на автобусе. Отдельная история — такси. Мы за все две недели не воспользовались их услугами ни одного раза, — просто не было необходимости, куда требовалось, нас возили. Но в этом мы, скорее всего, исключение из правил. Желтых с шашечками автомобилей самых разных возрастов и марок в Золотых Песках огромное количество. К лобовому стеклу каждого приклеена табличка с именем водителя и расценками на поездки. Номинально — сколько фирм, столько тарифов, реально — подходите к водителю и договаривайтесь о цене. Если умеете торговаться, третьпредложенной таксистом стоимости скинете легко. Имейте в виду, — больше восьми левов дорога до центра Варны не стоит. Ну, десять — если очень спешите.
Сувениры (если вам, конечно, нужны такие сувениры) обойдутся дешевле всего. Традиционный деревянный флакон с тремя пробирками розовой воды — пять левов, набор солонок в том же стиле — шесть, резной поднос — семь. Традиционные кружева — на любой достаток. Можно взять салфетку под стакан левов за десять, можно целую скатерть — ее стоимости мы даже не узнавали. Думаю, у нас с собой таких денег просто не было.
Ну и о напитках. Как же без них в жару. Баночное и бутылочное пиво есть в любом, даже самом крохотном, магазине. Стоит — в зависимости от места продажи (больше ничем разницу в цене я объяснить не могу) от одного до двух левов. Бутылочка любого сока — полтора, минералки — шестьдесят стотинок, вечерний коктейль — примерно восемь. Остальное каждый рассчитывает для себя. Чисто индивидуально.

8. Рыбалка.

 В Черном море водятся акулы. Маленькие такие, больше полуметра в длину не вырастают. Акул большего размера это море просто бы не прокормило. Называются — катраны. Какими акулами кормят туристов в ресторанах, я выяснять не пробовал, но, видимо, все-таки не катранами, потому как — что в них есть. Кроме того, ни в одном рыбном ресторане, мимо которых мы ежедневно проходили, мелких акул на льду выставлено не было. Хотя это было бы забавно уже само по себе и могло бы обеспечить заведению дополнительную прибыль. Как катранов ловят — не знаю, не видел, но предполагаю, что на удочку тоже. Почему нет? Откровенно говоря, когда еще до отъезда я видел в болгарских туристических проспектах упоминание рыбалки как одного из популярных видов отдыха, то в глубине души надеялся, что в числе прочего можно будет попробовать поймать и катрана. В конце концов, если вы идете на подмосковную речку, то не знаете заранее, какого улова ожидать. Оказалось, что в Золотых Песках, все рассчитано до мелочей. И ловят здесь — бычков.
Ежедневно десятки катеров и яхт выходят в море. По крайней мере, так кажется, поскольку зазывалы около гостиниц ходят практически круглосуточно, спросом рыбалка пользуется, а мест на каждом из катеров не так уж много. Например, на том, что плавали мы, больше пятнадцати человек вряд ли бы смогли комфортно разместиться. А комфорт в такой поездке — условие непременное. В море выходят люди разных возрастов и далеко не все помахать удочкой. Остаются ли после таких поездок недовольные — не знаю. Возможно. Мы покупали поездку в самом центре курорта, напротив отеля «International Grand», на Этноплощади, как она вполне официально называется, у русской женщины Нади. Так вот Надя, например, настоятельно не рекомендовала нам плыть на парусной яхте «Магдалена», говоря, что слишком много в последнее время на нее нареканий. Тем не менее, каждый день «Магдалена» забирала очередную группу любителей морского отдыха и, кажется, дурной репутацией не пользовалась. Другое дело, насколько удобно с нее ловить рыбу. Тем же немцам, скажем, фишинг скорее всего не был особенно симпатичен. На нашем катере «Поларис» подавляющее большинство путешественников оказались русскими. Болгарским был только экипаж, да еще двое рыбаков, видимо, постоянно плавающих именно на этом суденышке. Может быть, конечно, туристы из Германии плавают на других лодках, но больше похоже на то, что они предпочитают получать рыбу сразу жареной, минуя предварительные стадии.
Технология «вывоза» потенциальных рыбаков на «промысел» отработан на курорте детально. Рано утром несколько машин объезжают гостиницы по строго определенному маршруту, так, чтобы попасть к нужному пирсу одновременно. Получается так не всегда, но десять-пятнадцать минут можно и подождать. На наш небольшой «Поларис» туристов подвозили аж четыре машины. Для нас троих, скажем, выделили «персональный» Форд-Фиесту, водитель которого всю дорогу до катера развлекал нас рассказами о местных красотах и сетованиями о плохих дорогах. Прямо, стенания застрявшего на Садовом кольце… Скорее всего, такие импровизированные «экскурсии» вменяются развозчикам в обязанность, только никто им не объясняет, когда следует остановиться, поскольку на обратном пути он стал показывать нам свой семейный фотоальбом. Впрочем, все было вполне симпатично.
«Поларис» фактически был обыкновенной лодкой с мотором. Две скамьи со столиком-доской на корме, две — на носу. Разница оказалась существенной, поскольку только кормовые места были прикрыты плотным разноцветным тентом, что делало их в жару куда более привлекательными. Даже при том, что виды с носа открывались замечательные. В центре — надстройка, выполнявшая функции рубки, и лестница вниз, в трюм. Насколько он велик, я смотреть не стал, но холодком оттуда тянуло даже тогда, когда мы встали на якорь метрах в пятистах от берега, и на палубе стало действительно очень жарко.
Кстати, на всех рекламных листовках, посвященных рыбалке, пишется примерно одинаковый текст: «великолепная морская прогулка и обед из свежей морской рыбы». Когда мы, уже сидя на катере, наблюдали за приготовлениями к отплытию, то обратили внимание — что именно грузится на наш кораблик. Грузили напитки и огурцы. Рыбу никто не подвозил…
От Золотых Песков «Поларис» ушел довольно далеко. Судя по всему, у каждого капитана таких суденышек есть свои любимые точки. Хотя бы уже потому, что пирсов, где они паркуются, вдоль побережья построено много. Да и смысла собираться «в кучу» тоже нет. За несколько часов плавания мы повстречались только с одним из наших рыболовных «конкурентов» — в основном же мимо проплывали резиновые и пластиковые моторные лодки. Видимо, завсегдатаи этих мест, так как капитан перешучивался абсолютно со всеми. Сама по себе поездка скучной тоже не была. Катер шел быстро, но совсем недалеко от берега, поэтому легко можно было любоваться как морем, так и побережьем. К тому же, всем желающим капитан давал «порулить», в смысле, подержаться за штурвал, благо мореходство здесь ни с какими опасностями не связано. Тем более, в такую ясную и спокойную погоду. Примерно минут за сорок мы прошли окрестности Золотых Песков, выглядящие сейчас почти сплошной стройкой — новые отели появляются почти каждый год, Святых Константина и Елену — бывший курорт «Дружба», самый старый из варненских, и подплыли почти вплотную к комплексу правительственных дач. Точнее, приморской правительственной резиденции, как ее охарактеризовали сами болгары. Месту, где отдыхает болгарский президент и министры. Вроде бы там хороший ботанический сад, старый королевский дворец, а главное — закрытая от ветров бухта. Вот напротив этой бухты мы и бросили якорь.
Тут-то и началась рыбалка.
Из недр «Полариса» были извлечены удочки и пластиковые стаканы с наживкой. Удочки совершенно обыкновенные, около двух метров длиной, с довольно толстой (по крайней мере, для веса той рыбы, что мы собирались ловить) леской. При этом — без блесны, без поплавка: кроме двух, привязанных последовательно, крючков удилище было оснащено мощным, тяжелым грузом. Что моментально привело в замешательство всех присутствующих. В том числе, всех мужчин, большинство из которых считали, что с удочкой обращаться умеют. Наживкой же оказались мелкие креветки, что тоже никому оптимизма не добавило — как креветок есть, знали все, а вот как насаживать на крючок — только персонал катера. Пришлось капитану устраивать краткосрочный ликбез по местному способу ловли бычков. Способ оказался простым до неприличия. Леску следовало разматывать с катушки до того момента, как грузило ляжет на дно. Пусть и не с первого раза, но это получилось у всех. А затем, все, что было необходимо, так это -держать леску «внатяг», чтобы почувствовать момент поклевки. Черноморский бычок по степени жадности со среднерусским вполне сопоставим: во многих случаях, особенно если наживка укреплена на крючке правильно, его не надо подсекать. Садится он на крючок сам и проблемой часто становится извлечь орудие лова из его желудка.
И пошел клев. У всех. Когда перед началом рыбалки матрос «Поляриса» привязал к бортам катера несколько пластиковых ведер, показалось, что надеяться на их заполнение слишком уж оптимистично. Ничего подобного! Клев начался такой, что все, пожелавшие ловить, доставали бычков из воды непрерывно. Бывало (правда, редко), что на двух крючках сразу. И если первые успехи были отмечены всеобщей радостью, криками и массовым разглядыванием пойманной рыбы, то уже минут через пятнадцать лов больше напоминал конвейер по извлечению бычков из моря. А капитан прохаживался вдоль бортика и лениво говорил: «ну, мелких вы отпускайте, не стоит их брать — там и есть то нечего».
Должен сказать, что у меня конвейер пошел не с первого заброса. Я все-таки больше привык обращаться с поплавочной удочкой, и некоторое время ушло у меня на то, чтобы приноровиться к непривычным условиям. Но после нескольких забросов и десятка съеденных с крючка креветок, все встало на свои места. Даже азарт появился. Выражаясь спортивным языком «пересидеть» бычка, не дернуть раньше времени. Зато если он уже зацепился, то вытаскивать его можно было спокойно, не торопясь — все равно никуда не денется.
Кира тоже принимала самое непосредственное участие в рыбалке. Ее взял под свою опеку пожилой болгарин, назвавший себя «дядя Коля». Опека была, конечно, относительная, поскольку держать Кирку Наташе приходилось постоянно и чем дальше, тем крепче. Потому как с азартом и у нее все было в порядке, а борта «Полариса» совсем даже не сплошные: всего лишь несколько металлических лент, приваренных параллельно. Взрослый между ними проскочить никак не мог, а вот увлеченный процессом ребенок запросто. Тем более, что рыбу дядя Коля ловил совершенно виртуозно. Я начал смотреть за ним не сразу, но не обратить внимание на это искусство было просто невозможно. Мало того, что он постоянно вытаскивал сразу по два бычка, так попутно он успевал разговаривать с Наташей, то что-нибудь ей рассказывая, то переспрашивая значение того или иного слова по-русски, и развлекать Киру. Он давал ей держать только что пойманную рыбу, объясняя, как ее следует перехватить, чтобы та не вырвалась, и каждый раз приговаривал: «эта рыбка проиграла свою жизнь».
Между тем, приближалось время обеда. Тут-то и стало понятно, почему экипаж не взял на борт ничего, кроме овощного гарнира, пива и минеральной воды. Рекламируемым «обедом из свежей рыбы» должны были стать только что пойманные бычки. Судя по всему, опыт подобных рыбалок показывает, что остаться на них без рыбы просто невозможно. Главное, знать где ловить. А если туристы попадутся слишком ленивые или бестолковые, всегда найдется свой «дядя Коля», который один наловил за четыре часа столько, сколько остальные вместе. Хотя в нашей группе от рыбалки никто не отлынивал. Один из матросов собрал из ведер улов, очень сноровисто почистил рыбу и пожарил ее на электрической плите. Весь процесс приготовления обеда занят минут пятнадцать — не больше, зато ели все с большим аппетитом. Даже Кира приобщилась, хотя заставить ее поесть рыбы в другое время нам обычно не удавалось.
На обратном пути случилось еще одно примечательное событие. Капитан катера заметил в море стаю чаек, кружившуюся над водой. В чем на побережье нет недостатка, так это — в чайках, но здесь он уверенно сказал: «там дельфины» и повернул в море. Уже потом болгары говорили, что нам сильно повезло — так близко к берегу (хотя мне не показалось, что это было близко — берег почти исчез из вида) стаи дельфинов подходят нечасто. Вероятно, это действительно так. Из-за дополнительного крюка нашеплавание закончилось на сорок минут позже, чем было заявлено — обычно персонал Золотых Песков таких вольностей себе не позволяет. Но в этом случае интересно было, кажется, всем — даже команде «Полариса». Дельфины были небольшими — не то, что выступают в дельфинариях — но зато их было много. Они бессистемно выскакивали из воды вокруг катера и не обращали на нас никакого внимания. У них тоже был обед.
Вот только Кира слегка разочаровалась. Быстро поймать взглядом плывущего дельфина, да еще сидя в качающемся катере, ей все-таки было трудновато. Но она все равно утверждала, что все видела.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 25.07.2003 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий