Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Болгария >> Страна нераспустившихся роз — часть 2


Забронируй отель в Болгарии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Страна нераспустившихся роз — часть 2

Болгария

5. СВЯТОЙ КУРОРТ

Не знаю, как кому, но днями лежать на пляжах мне не нравится. Разнообразия не хватает. Ведь что есть на пляже разнообразного? Разве что альтернативой встают вопросы: на лежаке ты загораешь или на тряпочке, жарко сегодня или не очень, холодное море или теплое (последнее, кстати, вообще, в этот раз не имело значения по случаю несезона). В общем, отлежав на пляже очередную часть собственных боков, я снова решила посетить какое-нибудь из окрестных мест. Тот самый болгарин, который мне на днях объяснял, что такое «златна котва», за одно также хвастался, что, чуть ли ни каждые выходные ездит на курорт «Святые Константин и Елена» купаться в термальных минеральных источниках, насыщенных, в том числе, и сероводородом. Эти источники, по его словам, бьют из-под земли и впадают в оборудованные бассейны (за деньги) и в море (абсолютно даром). В общем, очередным пунктом моей программы стала поездка на «Святые Константин и Елена». Курорт был небольшим и находился на пол пути к Варне. Добраться до него можно было на автобусе за 80 стотинок или на такси за 4 лева. Ездила я туда два раза, поэтому испробовала оба способа и пришла к выводу, что на автобусе удобнее. Во-первых, до остановки «Марек», на которой надо было выходить, автобус шел, почти не останавливаясь, а, во-вторых, въезд на курорт все равно был отгорожен шлагбаумом, такси и автобусы доезжали как раз до него, и к бассейнам и морю в любом случае предстояло идти пешком.

«Святые Константин и Елена», как курорт, появился на свет в прошлом веке, построили его болгары при нашей непосредственной поддержке и назвали «Дружба» в знак болгаро-советской дружбы. Курорт получился вполне стоящим, и, кроме болгар, отдыхали здесь раньше и наши соотечественники, в основном высокопоставленные. После перестройки курорт переименовали в «Святые Константин и Елена», потому что как раз в пределах его теперешней территории еще в 16 веке народ воздвиг монастырь в честь римского императора Константина, прославившегося тем, что при нем в Риме окончательно утвердилось христианство, и его матери Елены – известной миссионерки. Сейчас маленький, утопавший в зелени монастырь, выглядел очень живописно, хотя и был закрыт для посещений. А рядом стоял действующий еще более маленький храм с множеством горящих свечей. Этот курорт мне очень понравился. В отличие от всех прочих болгарских он напоминал южный. А точнее, один большой, стоявший в южном парке санаторий, с множеством разноликих корпусов, окультуренных дорожек, аллей с фонариками и лавочек. Никаких пыли и строительства, один большой уютный «ботанический сад»!!! Но «Святые Константин и Елена» производят такое впечатление, если только гуляешь по ним. Я же, решив последовать варненскому примеру, поднялась на крышу одной из гостиниц, где разместилось кафе «Панорама» с установленными в нем оптическими приборами типа биноклей. Картина с высоты птичьего полета оказалась жалкой. Курорта было почти не видно, все загораживали разросшиеся деревья, а кое-где среди них торчали (а по-другому и не скажешь) корпуса современных гостиниц-высоток. И исчезло очарование, как будто и не было его вовсе… Я опять спустилась на землю обетованную, которая в этом случае оказалась гораздо лучше небес. А когда спустилась, то снова почувствовала весь уют и шарм этого необычного курорта.

Но при всех уединенности и спокойствии «Святых Константина и Елену» «дырой» ну, никак не обзовешь! Я встретила здесь множество кафе и магазинов, небольшой рынок с сувенирами и одеждой и даже почту. Так что вполне полноценное место для отдыха – нешумное и необыкновенно красивое. Бассейнов с минеральной водой здесь несколько. Я посетила два. Один из них принадлежал некой крутой, круглогодично работавшей гостинице, и вход в него стоил немало. Но, обойдя бассейн со всех сторон, я поняла, что это не мой случай. Отдыхающие плескались в нем чуть ли не друг на друге и ныряли в него с интенсивностью, как в июльское крымское море в годы закрытых для советского народа заграниц. Второй бассейн был побольше и попроще, с крашеными в синий цвет стенами и с некрашеным за несколько лет дном. Располагался он у самого моря, к которому был оборудован спуск, а рядом на небольшом бетонном возвышении – маленький песчаный пляж. Народу в этом бассейне было меньше, чем в первом, хотя тоже хватало. Вход стоил 2 лева для болгар и 4 лева для иностранцев, то есть для меня. Впрочем, для общего развития я сходила еще и туда, где термальные источники впадали сразу в море и совсем ничего не стоили. Халява оказалась и в Болгарии халявой. Вода стекала в море из широкой металлической трубы. Внизу в камнях получалось несколько ванн, а в них уже лежало по несколько разомлевших мужских и женских вперемешку тел. Мало того, что сама труба напоминала канализационную, так еще купаться пришлось бы, как в общественной бане! Не эстетично как-то! В общем, я решила остановиться на втором варианте.

Перед бассейном находилась раздевалка с красненькими шкафчиками типа автоматических камер хранения. Каждый шкафчик закрывался на ключик тетей-сторожихой. Замки в шкафчиках были одинаковые, и ключик у тети посему – один для всех. Правда, она клялась, что вещи, включая ценные, можно оставлять безбоязненно – под ее чутким оком здесь никогда ничего не крали и не украдут. А народа в бассейне все-таки было многовато. И все из-за того, что был праздничный день, приуроченный ко дню святого Георгия, отмечавшийся здесь 6 мая и считавшийся национальным болгарским праздником. Святой Георгий – почти официальный покровитель местной армии, поэтому его именины, по сути, являют собой для болгар то же самое, что для нас 23 февраля. В общем, народ отдыхал. Престарелый контингент активно подставлял свои шеи и спины под минеральные струи, средний и молодой жарился на солнце у бассейна, периодически ныряя в него, очень молодой плавал на надувных кругах и «уточках». Меня же поразила вода, такая горячая, что поначалу даже невозможно было в ней находиться. Еще бы! 38 градусов!

6. МЫ САМИ МЕСТНЫЕ… ИЛИ ДЛЯ ЧЕГО НУЖНА ЖЕНЩИНА?

Про смуглых благородных красавцев с белозубыми улыбками и распростертыми объятиями я не просто так в начале повествования упоминала. Хочешь – не хочешь, а они в разнокалиберных вариантах на курортах обычно встречаются, и чаще не только встречаются, но даже знакомятся. Нет, не друг с другом, хотя и такое бывает, а с выпорхнувшими из иноземных лайнеров красавицами. Ждущими знакомства с нетерпением, просто ждущими и не ждущими вовсе. Последних в таких случаях обычно приглашают просто пообщаться, и ничего такого, типа, что в 12 часов ночи приглашают! А бывает и наоборот: из лайнеров выпрыгивают красавцы, а на земле обетованной их встречают разнокалиберные красавицы… Да, что мне вам рассказывать?! В общем, это так, вступление. В Варне и Золотых Песках в мае (подчеркиваю, в мае) контингент в основном стабильный: немцы, праздно и непраздно шатающиеся болгары, русские — как правило, представители туристических фирм (к ним за одно можно причислить всех СНГовских братьев-славян) и изредка сербы. Последние на курорте присутствовали по слухам, сама я их не видела. А почему им у себя не загоралось? Так это, потому, — говорили мне, — что холодно у них пока, вот и едут в Болгарию! Немцев же в Золотых Песках было большинство. Но, увы и ах, милые юноши и девушки, представляли они собой в основном аккуратненьких бабушек с химзавивками из трех волосьев и лысеньких дедушек с клюшками. Нет, с клюшками не для гольфа, а ясно, с какими клюшками. И годков им было совсем не за 50, как некоторым нравится, а где-то так сильно за 70. В принципе, тут все понятно. Май в Болгарии – месяц несезонья, жгучего солнца тут нет, а Германия – страна не бедная, о своих пенсионерах пекущаяся. Вот, и едут эти самые пенсионеры на курорты, только завидовать им приходится и мечтать о достойной старости.

Впрочем, в качестве немецких представителей отдыхали в Золотых Песках еще семейные пары среднего возраста. Но здесь тоже все было, как говорится, «схвачено». Мужчины являли собой, в основном, этаких пивных бюргеров с вперед несущими животами, дамы – бюргерш, кроме животов, несущих вперед, э-э-э, как бы это покультурней, две вышеживотные части туловища! Не увлекайтесь, опавшие части туловища! Тем не менее, именно немцы задавали здесь местную моду, если ее, вообще, можно было назвать модой. Выход в свет, то есть вечером на набережную, очень сильно отличался от выхода в свет в Крыму или на нашем Кавказском побережье. Немцы, с пренебрежением относившиеся к своему гардеробу, совершенно спокойно гуляли в мятых пляжных шортах, футболках и шлепанцах, также спокойно в этом же виде шествовали в рестораны, а их женщины «наряжались» в безвкусные маечки и юбочки или тоже шорты и абсолютно не пользовались косметикой. При этом мои замысловатые, но вполне приличные по московским меркам кофточки выглядели на этом фоне весьма экстравагантно, а брючки-бриджики с завязочками – вообще недопустимо. В результате я гуляла в обычных джинсах, и то это было слишком круто! Но немцы – это немцы! Их не переубедишь! Они отдыхали и развлекались, как им нравилось!

Несколько раз мне приходилось сталкиваться с ними по вечерам в ресторанах. Брали они обычно по кружке пива и сидели с ним по несколько часов. Нет, не просто так сидели, уставившись в одну точку — они веселились: пели вместе с ресторанными ансамблями, хлопали в ладоши, орали, визжали, плясали, чуть ли не на столах… И пусть мне кто-нибудь теперь скажет, что немцы – народ скучный! Отрываются-то они по полной программе, просто мы их «программу» не всегда понимаем! Казалось бы, без этого дела (пиво в учет не берем) и причины-то резвиться нет. Ан, есть, оказывается! Кстати, что, касается «этого дела», то немцы его вполне употребляют. Один такой «употреблюн» как-то прицепился ко мне в Золотых Песках поздно вечером, схватил в свои цепкие дружеские (повторяю, дружеские) объятия и стал что-то нечленораздельно бурчать. В целом, суть бурчания сводилась к тому, что он за мир во всем мире, а его жизнь прекрасна и удивительна! По крайней мере, сегодня! В тот момент из немецкого словаря мне в голову, честно говоря, пришло только «Гитлер капут!». От неожиданности, наверное! Говорить я сие, разумеется, не стала и, пожелав товарищу гутенабенда, премило с ним раскланялась.

Теперь про болгар. Эти на любителя, хотя в отличие от немцев буквально все говорят по-русски. В тех, кому под 50, толика обаяния, в общем-то, присутствует (как и во многих других их же возраста), но люди они — работающие и, как класс, на курорте встречаются редко. А те, которым едва за 30, уж больно смахивают внешне на наших лиц кавказской национальности с Черкизовского рынка – такие же маленькие, смуглые и неприглядно одетые. Впрочем, о болгарских девушках у меня сложилось другое впечатление. Эти — очень даже симпатичные. Понимаю, мое мнение в данном вопросе не слишком авторитетное, но, забегая вперед, скажу, что когда мы возвращались самолетом в Москву, со мной вместе летел некий столичный юноша, отметивший, что ему болгарские девушки очень сильно пришлись по сердцу, а солидарна с ним в этом оказалась добрая половина нашей мужской самолетной братии. Болгарки – смуглые, невысокие, обычно с большими карими глазами, улыбчивые и жизнерадостные. Что интересно, среди них считается очень модным быть блондинками, а так как большинство — все-таки шатенки, то многие, не долго думая, красят волосы в белый цвет или, что чаще, делают блондинистое мелирование.

Как-то раз, еще не научившись распознавать в толпе национальности, я спросила у одного болгарина, как это делают они. «Болгарки – смуглые, — ответил он, — немки – светлые и толстые, а русские – красивые, стройные и хрупкие!» Во, как! Быть может, как раз по этой причине от болгар нашим юным (и не только) созданиям продыху на курорте нет. Понятия «девушка» у болгар не существует. Поэтому, даже если недавно вам исполнилось 72, но вы все еще претендуете ею выглядеть, вас назовут «девочка», как и в 18, 25, 40 и т.д. лет. В первое время, честно говоря, на «девочку» я вздрагивала, а потом привыкла. Что ж делать, если национальный обычай такой! Но лучше б я продолжала вздрагивать дальше… История первая, драматическая.

«Девочка, сколько времени?» — спросил меня одетый в зеленый свитер, бордовые брюки и коричневые ботинки 30-летний болгарский мачо. Дело было в Варне на следующий день после моего прилета в Болгарию. Мачо казался безобидным полутораметровым созданием, не претендовавшим на «подвиги» и желавшем показать мне родной город и рассказать о своей национальной культуре.
«Пол второго», — именно с целью знакомства с городом ответила я ему. Как звали мачо, я забыла, едва он назвал свое имя – что-то среднее между Рустэмом, Розаном и Разоном. О болгарских именах, вообще, можно вести отдельный разговор, и у него оно было еще вполне сносным. Неописуемей была моя реакция, когда совсем другой болгарин представился, как… Пламень… Рассказ о национальной культуре мачо начал с того, что поведал мне, как в прошлом году познакомился в Варне с одной девушкой из Воронежа, потом год по ней сох, теперь забыл, но понял окончательно и бесповоротно, что русские девушки — это его профиль. В городе он мне показал приморский парк, овощной рынок и то самое кафе на крыше высотной гостиницы, с которой открывалась великолепная панорама. После этого, уверенный в своей неотразимости и произведенном на меня впечатлении, он изжелал проводить меня до Золотых Песков.
«Не надо», — сказала  я.
«Нет, время уже позднее, вдруг ты заблудишься!» — ответил он.

 В тот момент особой неприязни я к нему еще не испытывала, хотя уставать от него уже начала. «Что ж, решил проводить, так решил, — подумала  я. – Пусть провожает. Погуляю там с ним вечерком, а ближе к ночи отправлю назад в Варну!». Но, едва только я дала добро на проводы, как мачо начал действовать интенсивней. «Давай купим вина!» — сказал он. Мы зашли в магазин, и он, как истинный местный знаток и ценитель, стал выбирать вино, периодически спрашивая меня, какое я люблю, и, намекая, что надо бы взять не одну, а две бутылки. Впрочем, особо настаивать, когда я строго сказала, что бутыль будет только одна, он не стал. Потом я отошла в сторонку, и продавец стал уже с интересом ждать, когда же ему заплатят, как мачо вдруг повернулся ко мне и изрек: «Ты знаешь, а у меня денег нет!». Увидев, что я на глазах теряю дар речи, он добавил: «Я тебе через день обязательно верну!». Надо ли говорить, что я, чтобы не нагнетать обстановку в магазине, за вино все же заплатила, что у мачо не оказалось также денег на купленную к вину клубнику и на такси до Золотых Песков… Хуже было другое – я теперь абсолютно не знала, как от него отделаться. Когда я грубо говорила ему, чтобы он оставил меня в покое, он потуплял взор и плел, что лучше меня нет на целом свете. Когда молча и быстро уходила вперед, он бежал следом и трендел, что хочет на мне жениться и т.д. и т.п.

После выпитого вина мне стало полегче. Я уже со смехом слушала все его бредни про «бархатные глаза и волосы, как у Барби», и, в конце концов, изрекла строгое «Прощай!». Ха-ха! Мачо сказал, что автобусы до Варны уже не ходят, и ночевать ему негде. «Можно я у тебя в номере переночую или хотя бы на балконе?» — спросил он. А когда я откровенно рассмеялась, он очень искренне обиделся и абсолютно не понял, почему же я не хочу???!!! Ведь он такой исключительно красивый, веселый, умный и обаятельный!.. Чтобы избавиться от него, я вручила ему несколько левов на такси, а сама отправилась в гостиницу. Левы он взял, но опять поплелся за мной. В холле он еще несколько раз попытался меня уломать, но, увидев, что ничего не выходит, злобно и негодующе выдал обалденную фразу: «Ты меня, по крайней мере, поцелуй, чтобы на рецепции видели. А то надо мной смеяться будут, что ничего не получилось. А мне стыдно!» Каково, а?!!!

На следующий день мы с мачо встретились во время завтрака. Он сидел за столом, ждал меня и пил сок. «Блин!» — подумала  я. На нем были все те же зеленый свитер, бордовые брюки и коричневые ботинки, дополненные значительной помятостью и запыленностью, а физиономия заросла щетиной. «В Варне не был!» — догадалась  я.
«Привет! – сказал он. – Как провела ночь? Слушай, ты же платила за завтраки? Принеси мне что-нибудь поесть!»
«Почему ты не ездил домой?» — спросила  я.
«А ты откуда знаешь? – удивился мачо. – Я вечером встретил одну знакомую девочку, и мы с ней ходили в ресторан. Принеси мне поесть, я проголодался!».
Он опять не понял, почему я взбесилась, когда, решив после завтрака съездить на «Святые Константин и Елена» и выйдя из гостиницы, я увидела его; когда он опять поплелся за мной; когда на него никакие мои уговоры и грубые посылы в даль светлую не подействовали. На «Святые Константин и Елена» мы ехали молча. На курорте мачо оставил меня загорать у бассейна и сказал, что вернется за мной через три часа. Обломавшись на завтраке, он попытался выудить у меня денег на обед, но ничего не получив, отчалил обедать самостоятельно. Я же, плавая в бассейне с термальной минеральной водой, вкусив, наконец-то, глоток свободы, интенсивно думала, как от него избавиться. И я решила сбежать!

Быстро одевшись под хихиканье бассейновой кассирши, которой мачо сказал, что я – его женщина, и он скоро за мной вернется, я покинула сие заведение. Ой, как я была рада!!! Я мирно погуляла по курорту, вдохнула чистого воздуха, походила по парковым аллеям, посидела у моря и стала уже обдумывать, куда мне направиться дальше, как вдруг нос к носу столкнулась… со своим мачо. Прошло как раз три часа, и он шел за мной к бассейну. Я чуть не упала! От досады даже ноги подкосились!
«Как ты меня нашла?» — спросил он.
«Легко!!!» — ответила я, готовая его убить…
Потом, когда мы шли к автобусной остановке, мачо поинтересовался: «Теперь едем в Золотые Пески?»
«Я – в Золотые Пески, а ты – в Варну», — сказала  я.
«Почему?» — опять искренне удивился он.
«Потому!» — ответила  я.
«Хорошо, я приеду к тебе через день», — обрадовал меня мачо. А потом добавил: «Дай мне два лева на автобус!».
«Пошел отсюда!!!» — рявкнула  я.
«Ну, тогда один лев!»…

Вернувшись в гостиницу, я рассказала свою историю Ирине. Ирина похихикала и поведала мне, как она избавлялась от такого же араба в Египте. Каждое утро ей приходилось просыпаться под его, обращенные к ней серенады под окном: «Плиз! Плиз! Плиз!». Спасалась она, выползая каждое утро из номера на четвереньках, прячась за жалюзи, дабы араб не увидел ее в окошко. В общем, первым делом я исследовала в гостинице все запасные выходы, на случай, если пришлось бы спасаться бегством. Выходы были закрыты, и я решила отныне завтракать раньше, а потом быстро куда-нибудь сматываться. Мачо больше не появлялся. Но от мужиков шарахалась я еще долго. История вторая, поучительная.

«Девочка, заходите к нам ужинать! — каждый раз говорил мне во время моего вечернего променада один ресторанный зазывала. – У нас шашлык готовится по специальному рецепту, вымачивается в особом маринаде и становится таким мягким, что просто тает во рту!». Зазывала внешне сильно отличался от большинства болгарских юношей. Ему было где-то под сорок, он был высоким, широкоплечим молодцем, носил костюм с бабочкой и ощущал себя явным Аленом Делоном. «Ладно, как-нибудь зайду!» — отвечала  я. Зазывала оказался по совместительству официантом. В тот вечер он прислуживал мне сам. Пока я ела, он сидел рядом и рассказывал всякие истории из своей жизни: о том, как он ездил зимой в Сибирь с нашими дальнобойщками, как научился с ними пить водку и размораживать бензин. Под конец ужина в ресторан вошел цветочник с корзинкой роз. Посмотрел на нас, признал официанта и проследовал мимо. Официант встал, забрал мою тарелку, ушел куда-то и вдруг вернулся с розой, которую тут же мне элегантно преподнес. В этот момент рейтинг болгарских мужчин, надо сказать, сильно возрос в моих глазах! А минутой позже мне подали счет. Отдельной графой в нем была указана стоимость розы. История третья, исключительная.

«Девочка, как вас зовут?» — уже несколько раз спрашивал меня наш гостиничный сантехник – невысокий мужичок по имени Борис, около 60 лет отроду, в бессменном, но опрятном спецкомбинезоне. В тот день в Золотых Песках было очень холодно и ветрено, и уже в пять часов пополудни я решила никуда не ходить, уселась в холле гостиницы, где было теплее, чем в моем номере, и стала смотреть телевизор.
«Наталья», — ответила  я.
До сих пор этот сантехник со мной всегда ласково и мило здоровался. Он уселся рядом, спросил, как все встреченные мною болгары, где я работаю, рассказал, что в советские времена что-то строил у нас под Белгородом, а потом предложил:
«Не хотите ли выпить коктейль?»
«Не хочу», — ответила я, памятуя о своем мачо.
«А в рыбный ресторан сходить? Здесь есть один неподалеку, им владеет мой друг, и там очень вкусно готовят!».
«Тоже не хочу», — я, вообще, больше ничего не хочу.
Тогда сантехник удалился, вернулся через две минуты со стаканом виски и бокалом сока, сел рядом и сказал: «Пейте!».
 В ресторан я потом с ним, правда, все равно не пошла и до конца поездки ждала, что стоимость виски мне выставят в общий счет при сдаче номера. Не выставили! Так что гостиничный сантехник несколько реабилитировал в моих глазах болгарских мужиков. Хотя мнение у меня о них навсегда сформировалось одно: таких нам никак не надо!

7. МОРСКАЯ ЖИЗНЬ

Какое же счастье я испытала на следующий день после избавления от мачо!!! Я долго приходила в себя, а когда пришла, мы с Ириной отправились на пляж. Пляж был по обыкновению почти пуст, пока через какое-то время к нам вдруг не прибрела некая мадам. Мадам была отнюдь не в купальнике и загорать совершенно не собиралась. Она продавала экскурсии. Надо сказать, что проблема экскурсий в Золотых Песках, в принципе, не стоит. Но не стоит она здесь только летом. А сейчас цивилизованно поехать на осмотр какого-нибудь объекта можно было лишь теоретически. Другими словами, на набережной тусовались дяди со стендиками, приглашавшими посетить любые уютные уголки Болгарии, включая даже Велико Тырново и Софию, располагавшиеся за тридевять земель, но на практике для того, чтобы куда-то съездить, нужно было набрать группу, как минимум человек в пять. Ирина отдыхала в Болгарии уже не в первый раз, была везде, поэтому создавать группу из нее было неподходяще. Других желающих куда-то поехать тоже не находилось. Как вариант, оставалось арендовать такси, но получалось это все же несколько дороговато. Хотя и перспектива постоянно лежать на пляже меня тоже не привлекала. Так что мадам с экскурсиями явилась как раз кстати. Из всех ее экскурсий самой реальной оказалась поездка на яхте… с алыми парусами. Я аж прибалдела! Это в Болгарии, что, нашего Грина читают что ли?! Или просто цинично пронюхали, как можно разбередить сердца и без того чутких и романтичных российских девушек?! Поездка включала в себя обед и рыбалку, стоила 30 левов и, по словам предлагающей ее мадам, должна была состояться обязательно. Кроме того, оплачивать ее сразу было не нужно, и я записалась. На прощанье мадам взяла мой телефон и сказала, что, если поездка вдруг не состоится (ну, из-за непогоды, например), она мне в любом случае перезвонит, а так я должна быть готова через три дня и в 9.45 ждать ее в холле гостиницы. На радостях после обеда я решила съездить в Варну.

В прошлый раз из-за мачо Варну я осматривала галопом – ну, не могу я сосредоточиться, когда меня постоянно отвлекают по пустякам. Поэтому сейчас я отправилась в приморский парк – самое приятное, на мой взгляд, место любого морского города. Варненский приморский парк – излюбленное место всех горожан, свое свободное время они, как выяснилось, предпочитают проводить именно здесь. Здесь есть детские площадки, дельфинарий, аквариум, планетарий, бассейн для водного поло, куча кафе и скамеек.Была суббота, и по парку бродили толпы. Я тоже стала бродить. Идти в дельфинарий я не хотела: во-первых, не люблю я это дело, а, во-вторых, я недавно узнала, что дельфинов там совсем не кормят, а едят они только то, что получают во время представлений. Мучают бедных животных, понимаешь! Детские площадки меня тоже мало привлекали, планетарий был закрыт, поэтому, когда я добрела до аквариума, решила непременно в него зайти. Аквариум был государственным и представлял собой старое, увитое плющом несколькоэтажное здание, билет в него стоил два лева.

Я вошла. Мда… Внутри аквариум предназначался явно не для слабонервных. В первом зале «красовались» старинные, покрытые пылью и кое-где слегка обшарпанные чучела рыб из папье-маше и раковины черноморских моллюсков. В остальных залах был сам аквариум. Я, конечно, точно не знаю, может, так оно было задумано (все же рыбы – твари глубинные), но там, где они жили, освещение не работало, было холодно и сыро. Кроме того, с потолка сыпалась штукатурка и стекала вода, образуя на полу лужицы. Впечатление складывалось однозначное – пора делать ремонт! Впрочем, рыб, черноморских и речных, я посмотрела, а их было немало. Рядом с каждым маленьким аквариумом, где жил какой-то определенный вид, висели таблички на четырех языках, в том числе и на русском, гласившие о характеристиках этих видов. Были здесь осетры, были пираньи, способные стаей за раз обглодать до кости сорок килограммов мяса, были морские волки – серые и толстые, до метра с лишним в длину. Были калканы – рыбы, очень похожие на камбалу (а, может, камбала и есть), как хамелеоны, меняющие свой цвет, подделываясь под камни, песок и водоросли, — мечта всех болгарских рыболовов, несмотря на запрет на их ловлю. Были морские иглы и морские коньки, у которых мужики высиживают мальков, а дамы лишь мечут икру в их нагрудные карманы (вот жизнь!!!). Было много других рыб. А, вот, рака-отшельника, по-видимому, съели! Оба аквариума, где он, судя по табличке, мог бы обитать, оказались пустыми…

А потом я пошла в морской порт. По пути к нему, в парке, выставлялась военная техника, включая, кроме кораблей, еще и оружие типа пулеметов. А рядом с самим портом в два ряда стояли бабули, торговавшие изделиями местного надомного промысла — кружевными салфетками, скатертями, воротничками и т.д. У одной я даже купила кружевную… шкатулку. Оригинально, что не говорите! Сам же морской порт оказался весьма скромным. Наш речной, наверно, и то посолидней будет.

8. КАК Я МЕНЯЛА ДЕНЬГИ

Вообще-то, в Варну я в этот раз ездила не гулять – слишком свежи еще были воспоминания о мачо. Просто у меня не без его помощи закончились левы, а курс обмена в Золотых Песках был слишком грабительским. В Варне я не рассчитала одного: были выходные, и банки не работали. Конечно, можно было бы поменять деньги в обменных пунктах, но из-за выходных курс там упал аж до 1,6 лева за доллар. Но зато у этих обменников суетились частные менялы и предлагали курс, какой только пожелаешь. Какой только пожелаешь – в самом прямом смысле. Один из этих дядь подошел ко мне и напрямую спросил, какой курс мне выгоден? «1 к 1,75», — сказала  я. «Да я тебе к 1,8 поменяю!» — ответил он, широко улыбаясь. О том, что варненские менялы дурят честной народ по-черному и зарабатывают исключительно на этом, Ирина мне объяснила популярно. Поэтому девушкой я уже была опытной, но в то же время из собственного авантюризма жаждущей посмотреть, как же они это делают. В общем, любвеобильно обхватив свою сумочку, я сказала мужику, что буду менять сто долларов. Он достал левы. «Считайте!» — говорю. Вся сумма у него десятками, а 20 левов – по одному. Считает. У него получается ровно 180. Отдает мне. Считаю я, не хватает 20 левов. «Как?» — восклицает мужик, дает мне еще 10 левов и просит снова пересчитать. А мне что, жалко, что ли? Начинаю пересчитывать. При этом он якобы для того, чтобы мне было удобней, любезно забирает у меня часть уже пересчитанных денег и продолжает считать вместе со мной. Естественно, 10 левов не хватает. Мужик очень извиняется, переживает, перекладывает деньги в другую руку и свободной лезет в карман. Но при этом я замечаю, что в этой «свободной» у него остались, как минимум, десятки две… Скажу сразу, ни этот меняла, ни его друзья-коллеги меня не убили, не ограбили, не настучали по голове, не лишили девичьей чести и т.д. и т.п. Когда я, рассмеявшись, сунула мужику назад все его левы, он сначала, вообще, не понял, что произошло, и сделал такое грустно-наивно-обиженное лицо, что мне его даже пожалеть захотелось! А деньги я поменяла в обменнике, найдя, наконец-то, курс 1 к 1,7.

9. ГОРОД-ОСТРОВ И БОЛГАРСКАЯ СВАДЬБА

Очередное утро выдалось необыкновенно жарким, и как раз на него у нас была запланирована поездка в Несебар. Несебар, старинный город-остров, располагался в 120 километрах к югу от Золотых Песков, ехали мы в микроавтобусе с кондиционером, а дорога туда вела просто жуткая. Вообще-то, я уже успела заметить, что дороги в Болгарии в большинстве своем такие. По словам самих болгар, более-менее приличные есть только в Софии и окрестностях и еще трассы государственного значения, но все остальные… В сравнении с ними даже наши в Ярославской области колхозного применения и те автобанами покажутся. Дорога в Несебар представляла собой узкую полоску асфальта, местами с красовавшимися прямо посередине выбоинами, местами ремонтировавшуюся, местами переходившую в щебенку, местами, в районе Солнечного Берега, напоминавшую горный серпантин. Особенно хорошо было ехать в микроавтобусе, сидючи сзади – получался детский аттракцион «Я на тракторе» (помните, был такой раньше в универмагах, за 15 копеек?). И все же мы ехали, несмотря на все трудности, несмотря на не прекращавшееся нытье трех молодых пар с двумя детьми. Точнее, трех жен. Не нравилось им все: дорога, жара на улице, ветер от кондиционера, продолжительность пути, факт, что их детей может укачать, что микроавтобус не самолет и т.д. и т.п. И ныли они так долго, занудно и поочередно, что даже заглушали экскурсовода. К счастью, никого не укачало, но пары зареклись больше никогда никуда не ездить. И слава Богу!!! Наконец, мы прибыли. Город Несебар состоял из двух частей: старой, расположенной на острове площадью 850 на 300 метров, соединявшемся с сушей тонким естественным перешейком, на котором помещалось лишь шоссе, и новой – на «материке». Новая часть города особого интереса не представляла: обычные серые дома, пыльные улицы. И мы, быстренько проехав по ней, направились к старой.

Сейчас времена уже не те, что прежде. На перешейке по высокой насыпи к городу, огороженному старинной крепостной стеной, вело 500-метрвое супер окультуренное шоссе. А раньше, как нам рассказали, зимой этот перешеек полностью заливался морем, и город становился отрезанным от материка. Построили его во втором тысячелетии до нашей эры фракийцы, чтобы было удобней защищаться от надоедливых врагов, назвали Мессамбрией в честь своего тогдашнего мэра Мессы и стали жить-поживать. Уже позже название города трансформировалось в Несебар. Но фракийцы народом были не всемогущественным. Вскоре город завоевали греки, во времена Римской империи – римляне, а потом и вовсе турки. При турках цивилизация в городе совсем ослабела, и со временем из культурного центра он превратился в заброшенный маленький рыбачий поселок. Только в 1958 году, когда в пяти километрах отсюда стали строить курортный комплекс Солнечный Берег, о Несебре опять вспомнили, отреставрировали и стали зазывать туристов.

Достопримечательностей здесь несколько. Прежде всего, это археологический музей, где хранятся найденные в Несебре фракийские деревянные якоря 12 века до нашей эры (самые старые), надгробные плиты, монеты, обломки посуды и греко-римских колонн, на которых стояли статуи богов… Еще – целый зал православных икон 16—18 веков, только с двумя копиями и остальными подлинниками. А в городе есть церкви, построенные в разные века, в том числе античные, и отражающие разные эпохи, но почему-то очень похожие друг на друга, хотя и совсем не такие, как наши, со своими орнаментами, витражами, фресками. В Несебре мы пробыли весь день и раз восемь прошли его вдоль и поперек. Сейчас это был уже другой город, он здорово напомнил мне старую Прагу с ее средневековыми двухэтажными домиками, узкими улочками, булыжными площадями и тротуарами. Многие дома здесь и впрямь были старинные, а другие – построенные под старину или строившиеся под нее ныне. Но буквально в каждом доме, куда не глянь, обязательно находились кафе или лавочка с сувенирами: шкатулками, тарелками, ракушками, антиквариатом, открытками и прочим-прочим. Но самое интересное, что в этих домах жили обычные люди, как в самом обычном городе. Нам даже удалось повстречать свадьбу, а точнее, лицезреть выкуп несебрской невесты. К одному из домов с висящими на фасаде ажурными фонариками неожиданно подкатил свадебный кортеж чуть ли не из ста машин. Выбрался жених, многочисленные гости, оркестр. Немного посуетились у дома. Потом гости встали в круг. Оркестр (баяны, дудки, какой-то струнный инструмент) заиграл веселенькую мелодию, что-то между греческой и еврейской. Гости взялись за руки, образовали «хоровод» и стали танцевать нечто похожее на сиртаки. Потом экскурсовод нам объяснила, что танец назывался хору. Танцуется он исключительно в момент выкупа невесты, чтобы увидела она из окошка, как веселятся гости, да и кинулась в объятия своему благоверному. Такой вот болгарский обычай! А под занавес экскурсии я зашла в одно из несебрских кафе. Надо сказать, что кафе здесь оказались специфическими (такие, кстати, и в Варне есть). Села, сижу, жду. Официанты не подходят. Позвала. Подошла девушка.

«Что вам?» — спрашивает.
«Можно посмотреть меню?» — интересуюсь  я.
«А у нас нет меню», — отвечает она.
«Что же у вас есть?»
«Кофе, чай, сок, кока-кола…»
«А еда?»
«Нет еды!»
Вот так. Во всем Несебре я не нашла, где поесть. Приличные заведения не работали, похоже, из-за несезона. Пришлось возвращаться к въездным воротам и обедать в забегаловке, рядом с которой рыбаки продавали свежую рыбу. Ела я панированных в сухарях мидий. Не отравилась. Наверно, и они были только что выловленными.

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий