Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Болгария >> Страна нераспустившихся роз — часть 1


Забронируй отель в Болгарии по лучшей цене!

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Страна нераспустившихся роз — часть 1

Болгария

1. УЛЕТ
30 апреля – 10 мая 2003 года. То, что на майские праздники нужно куда-нибудь ехать, я решила еще в ноябре за полгода до их наступления. Нужно, потому что зима московская — длинная, как теще-свекровин язык, потому что весенний авитаминоз и иже с ним ограничиваются не только выпадением шерсти у домашнего кота-злодея Мазая, потому что смысл жить, надеяться и верить абсолютно пропадает при одной лишь мысли, что до очередного отпуска еще четыре месяца, а воспоминания о предыдущем давно стерты гибридом старческого склероза и девичьей памяти. Вопрос: «Куда ехать?» — решился спонтанно. Страна Болгария представлялась мне одной прекрасной долиной роз с беззаботно гуляющими по ней смуглыми благородными красавцами с братскими белозубыми улыбками и распростертыми объятиями в знак болгаро-советской дружбы. Самолет, чартер Ту-154 «Башкирских авиалиний», вылетал из Домодедова в Варну в 8.15 утра. Если честно, очень бы мне хотелось взглянуть в глаза тому, кто утверждает расписание этих вылетов. Ему что, не спиться, что ли? И как, интересно, этот тип-оригинал видит доставку в аэропорт тел будущих отдыхающих в такую рань? Что касается моего бренного тела, то после длительных переговоров и уговоров оно было доставлено практически к трапу самолета ровно в срок слегка недовольным, но осознанно совершившим благородный поступок родимым папяном на его собственной «шестерке».

Регистрацию в аэропорту я прошла успешно. Вещи в багаж не сдавала, на таможне их, как ручную кладь, пропустили через «рентген», за исключением двух фотоаппаратов, которые я предусмотрительно повесила себе на шею, поскольку иногда, говорят, пленка под «рентгеном» засвечивается. «Мыльница» внимание таможенников не привлекла, а, вот, «Зенит» заинтересовал – меня попросили сделать им холостой кадр. А то, мало ли, вдруг я в нем гексоген перевожу? Что ж, сфотографировала таможенника и пошла дальше. В «отстойнике» пришлось сидеть полтора часа и все из-за того, что я по неопытности припилила туда слишком рано. Дело в том, что до сих пор я летала только в детстве с велосипеда, а еще не так давно на воздушном шаре над Калугой, за что чуть было не получила диплом доблестного воздухоплавателя, потому как мы вместе с всамделишным воздухоплавателем умудрились занять третье место в проводимых там воздушных соревнованиях. На сим птицей я себя больше никогда не ощущала. Так что пришлось в ожидании самолета себя как-то развлекать. Это мне удалось, можно сказать, на славу. Рядом со мной ожидали отлета воздушного лайнера внучка с бабушкой — недавней пенсионеркой. Девчонка, как дикая козочка, беспрерывно играла в классики и скакала по квадратикам на полу. А бабуля то и дело выдавала фразу: «Устала, милая?! Ну, ничего, в самолете поспишь!»… Наконец, нас загрузили в неопланы – автобусы будущего из фантастических фильмов 70-х, и через 15 минут все уже были в самолете, и я, несмотря на законное место у прохода, сидела у иллюминатора. Мои попутчики, болгары-молодожены, беспрекословно смирились с участью быть отодвинутыми. Им даже объяснять ничего не пришлось. Начались приветствия экипажа, демонстрация кислородных масок и спасжилетов (хорошо еще, что не способов транспортировки трупов!) и раздача взлетных леденцов. В конце всех речей командир экипажа энергично добавил, что, если мы долетим до Варны, то там нас «будет ждать хорошая погода: утром было плюс 9 градусов». Последнее вызвало настоящий гогот у всех пассажиров — на юг летим, загорать!

Наверное, любой пассажир, впервые оказавшийся на борту самолета, подробнейше описывает все увиденное, по крайней мере, когда самолет взмывает над облаками, описаниями этих облаков в виде ваты, творога и молока просто пруд пруди. Мои облака были сывороткой от простокваши, а еще мне беспрестанно казалось, что полежать на них — самое плевое дело, мало того, как раз для этого они и созданы. Полежать не удалось – дядя-стюард парашют выдавать и люк отдраивать отказался категорически! В самолете нас кормили. Сначала раздали соки и воды, потом – пластиковые контейнеры с закуской плюс горячие завтраки: на выбор курицу с зеленой лапшей или рис с мясом и грибами, потом – чай, кофе. Поев, все стали значительно бодрей и веселей. До Варны предстояло лететь 1730 километров или, другими словами, два с половиной часа. В салоне вскоре опять прорезался голос командира. Голос объявил, что нужную высоту в 9600 метров мы давно набрали, скорость наша нынче 800 километров в час, под нами по очереди проплывут Орел, Курск, Каховка и Черное море, за бортом – минус 65 градусов. Надо сказать, что при приближении к Варне за бортом потеплело до минус пятидесяти. Юг!!! В принципе, полет прошел нормально. Когда шасси нашего самолета коснулось варненской взлетной полосы, в салоне раздался гром аплодисментов и крики «Браво!!!» в честь наших заслуженных летчиков. Я же к полетам, в целом, осталась абсолютно равнодушной. Всю дорогу у меня было ощущение легкого похмелья (перед этим, мамой клянусь, шикарных проводов я себе не устраивала), и голова болела. От смены давления, видимо.

2. В НЕМЕЦКОМ ОКРУЖЕНИИ

В аэропорту нас встретили две девушки – представительницы принимающей стороны на двух микроавтобусах типа «импортная «Газель». Девять градусов в Варне показались московскими восемнадцатью. Впрочем, сами девушки ни о каких девяти и слыхом не слыхивали, а наоборот утверждали, что у них тут уже пару дней, как 25—30. Эта весна в Болгарии выдалась поздней, а точнее, ее здесь не было вообще, и после зимы сразу наступило лето – только два дня назад народ окончательно убрал в зимний гардероб пальто и теплые куртки. В Варне мы обменяли часть долларов по курсу 1 доллар = 1,74 лева или 1 лев = 20 рублей (самый выгодный, между прочим, на всем протяжении моего путешествия по Болгарии, потом доллар постоянно падал) и взяли курс на Золотые Пески. До Золотых Песков ехали минут тридцать. Вдоль дороги от Варны до самого курортного комплекса стояли виллы, а другими словами, маленькие частные гостиницы или просто аккуратные домики на разном удалении от моря и от цивилизации (от 50 метров до нескольких километров). В большинстве своем эти виллы были как раз тем самым частным сектором, который предлагают обычно в виде дешевого болгарского отдыха наши турфирмы. Отдыхают в них и сами болгары. А в качестве экзотического объекта нам показали виллу Киркорова-старшего (Филиппиного папы), красивенькая такая, голубая!

Жить мне предстояло в трехзвездной гостинице «Родина». Правда, сначала, еще в Москве, мне был предложен двухзвездный отель «Журналист» по гораздо более разумной цене и показана схема курортного комплекса. Но увидев на схеме его где-то на отшибе, «цена ценой, — подумала я, — а цивилизация дороже!». Какой умной девочкой я все-таки оказалась! «Журналист», хотя и относился официально к Золотым Пескам, стоял от них еще дальше, чем я предполагала. Отель представлял собой высотку, построенную еще в глубоко советские времена журналистами всех стран и народов Европы, серую, обшарпанную и до безобразия мрачную. Я поняла, что, что бы ни ждало меня впереди, в любом случае мне уже повезло. Наконец, мы прибыли в Золотые Пески. Наш микроавтобус спокойненько чесал по длинной набережной, пока мимо моих окон вдруг также спокойненько не прочесала долгожданная «Родина». Я кинулась к нашей, сидевшей рядом с водителем, встречающей и сопровождающей Людмиле с душераздирающим воплем: «Куда это вы меня везете?!!!». На что получила спокойный, вразумительный и полный достоинства ответ: «Жить будете в „Златной Котве“, там лучше!».

В «Златной Котве» действительно оказалось лучше. Гостиница «три плюс» стояла в самом центре Золотых Песков, боком к набережной, в первой линии, была современной и с виду очень приличной. Из всей группы заселили туда меня и женщину лет сорока, с которой мы быстренько познакомились. Звали ее Ирина. Особой она была немного эксцентричной, но очень приятной, дружелюбной и общительной, приехавшей в Золотые Пески на встречу с милым ее сердцу греком, имевшим неподалеку апартаменты. Номер у меня был как бы одноместный. Как бы – это потому, что на самом деле предназначался он для проведения медовых месяцев: посередине комнаты стояла большая двуспальная кровать с тумбочками по бокам. В принципе, намек в виде кровати можно было бы истолковать и по-другому, но, как выяснилось, сие было лучше не практиковать. Когда к Ирине, у которой был такой же номер, как и у меня, однажды более чем на четыре часа заглянул ее грек, на рецепции потом с него совершенно бесстыдно потребовали 20 долларов за посещение! …А в остальном номер, как номер: зеркало, шкаф, телефон, телевизор, туалет, душ, балкон со столиком и с видом на бассейн, на высоченный платан и на загадочную тряпку, висевшую на одной из веток этого платана как раз напротив моих окон. Снять ее оттуда возможным не представлялось, да и смогли бы это сделать разве что альпинисты, так что обращаться на рецепцию я даже не стала, боясь за жизнь и здоровье присланных бы на это дело работников «Златной Котвы» без спецподготовки…

В общем, отельная жизнь понеслась. По утрам своими непристойными кошачьими воплями меня будили чайки, а днем после возвращения с пляжа я находила свою ночную футболку, сложенную на покрывале в виде розы. На этом излишества сервиса в «Златной Котве», в принципе, заканчивались. Впрочем, когда мне было что-нибудь нужно, например, шампунь, я писала горничной записочку, и мои требования тут же исполнялись. В первое время во всей «Златной Котве» мы жили вдвоем с Ириной, сезон еще не наступил. Но потом постепенно к нам стали заселять немцев. Вообще, этот отель считался исключительно немецким, что я поняла достаточно быстро благодаря телевизору, из 24 каналов которого больше половины были немецкими, а остальные болгарскими. Так что вскоре мы с Ириной оказались в немецком окружении. А в первый же вечер, гуляя по набережной, я решила выяснить у пытавшегося навязать мне свою компанию болгарина, как же все-таки переводится «Златна Котва». Со «златной», в общем-то, у меня проблем не было, но, вот, «котва»? Болгарин тоже не знал, как это по-русски, поэтому объяснил так:

«Корабль, знаешь, что такое?»
«Знаю».
«Вот он в море выходит и встает. А там такая…»
Видя, что я все равно ничего не понимаю, он пальцем на ладони нарисовал якорь…

3. ПОБЕРЕЖЬЕ СТАТУЙ

Пески на пляже были и впрямь золотые. Говорят, когда-то давно у здешних берегов разбился пиратский корабль, и пираты все свое золото, чтобы оно никому не досталось, зарыли в песок. С тех пор (а, может, и с более поздних) отдыхающим предлагается это золото поискать. Попробовать, в принципе, можно — длина пляжа в Золотых Песках всего-то пять километров, а ширина 50—80 метров. За год справиться вполне реально!!! А пока что золото на пляже выискивали болгарские юноши, перепахивая его бульдозерами. Правда, их основной задачей стояло все-таки подготовить пляж к сезону, который начинался здесь 15 мая. Именно по той же причине, чтобы успеть до положенного срока, в Золотых Песках сейчас вовсю строились и ремонтировались гостиницы, разражаясь на всю округу мелодичными трелями бензопил типа «Дружба», чудными звуками тысячи сверл, прелестной симфонией отбойных молотков, незабываемыми и восхитительными ароматами краски и карбида. Освежали картину, ни на минуту не позволяя попадавшимся на пути отдыхающим забыть о бьющей ключом жизни, груженые самосвалы, проносившиеся мимо них со сверхзвуковой скоростью, и оставляя их запыленными и оттого полными ощущений реальности пребывания на диком западе. Однако вполне официально считается, что Золотые Пески были построены в 1956 году. Сейчас курорт рассчитан на 20 тысяч отдыхающих, а в скором времени будет вмещать 30 тысяч. Не удивлюсь, если и все 50!

А теперь от поэзии вернемся к прозе. В первый же день после приезда в гостиницу и распаковки вещей я решила осмотреть окрестности. Погода была чудной (ударение на оба слога). Как я уже говорила, весна в этот раз в Болгарию пришла поздно, море, разумеется, еще не прогрелось (кстати, оно так и не прогрелось, пока я не уехала), но, что поразило меня в самое сердце, — так это растительность. Географию в школе я учила хорошо. О том, что Варна (а, значит, и Золотые Пески) находятся на той же параллели, что и наш Сочи, тоже отлично знала. Ну, и естественно, решила, что климат там должен быть похожим на сочинский и быть, по крайней мере, субтропическим или средиземноморским. А оказалось, как бы ни так!!! Климат на всем Болгарском побережье, в том числе в Варне и Золотых Песках, был умеренно-континентальным, то есть, другими словами, как в средней полосе России: здесь росли яблони и вишни, тополя и березы, елки и сосны, дубы и каштаны, а еще кипарисы в количестве двух чахлых штук, пальмы в кадках и никакой вечнозеленой красоты. Мало того, вся не вечнозеленая красота еще не распустилась и стояла такой же голой и лысой, как в Москве при моем отъезде. Вот вам и юг!!! В целом же, Золотые Пески мне до боли напомнили Рабочий Уголок в Крыму – тот, что неподалеку от Алушты. Правда, Рабочий Уголок сильно разросшийся и окультуренный. Как и там, здесь отсутствовал частный сектор, а набережную заполнили гостиницы, рестораны, кафе и магазинчики. Мало того, даже окружающий рельеф, и тот был исключительно крымским. Так что, в первое время, гуляя по набережной, я два раза ловила себя на мысли, что надо бы дойти до Алушты, и три раза, что что-то здесь скучновато, и не перебраться ли мне в Ялту?!

Тем не менее, частный сектор, а именно, домики для обслуживающего и не очень персонала, в Золотых Песках все же были. Как-то раз я забрела в самый конец Песков, в район яхтпорта и на пригорке увидела нечто. Картина напоминала ту, что можно было встретить в послеперестроечные времена на землях, отвоеванных пенсионерами у нашего непонятого государства. Разнофасонные «курятники» размером два на три метра, огороженные клетчато-сетчатыми заборами с покосившимися столбами и разбитыми на двух сотках огородами. Все это располагалось чуть ли ни друг на друге и вызвало у меня страшную ностальгию по родине. Впрочем, отличия от Крыма у Золотых Песков все-таки были. Отличие первое. Гостиницы здесь, что ни говорите, гораздо приличнее крымских. Почти все — трех- или четырехзвездные, одна – пятизвездная, очень культурные и, по крайней мере, внешне красивые.

Отличие второе. Практически у каждой гостиницы есть собственные открытые бассейны самой причудливой формы, с мостиками, фонтанами и прочими прибамбасами из разряда, кто во что горазд. Наш, например, был сделан в форме сердца. По его периметру стояли шезлонги по три лева за использование и бар неподалеку. Правда, пока что в бассейнах купались лишь считанные единицы, а у нашего так вообще никого не было. И все из-за того, что находился он аккурат у дороги, по которой периодически проезжали машины, в том числе и груженые самосвалы. Отличие третье. Есть казино. По-моему даже два. Отличие четвертое. На набережной стоит неимоверное количество всяких скульптур и скульптурных композиций, часть из которых сохранилась, наверно, еще с советских времен. А, может, и не с советских, но в любом случае идея их установки пошла явно оттуда. Например, у нашей гостиницы сидит толстая раскрашенная тетка на стуле, окрещенная родимым папяном после просмотра фотографий, на которых я ее запечатлела, «бабой на унитазе». В другом месте – композиция торчащих из земли метровых гипсовых ладоней, обращенных к морю и исписанных стихами болгарских поэтов. Так сказать, «привет с того света». Множество неопознанных птиц, русалок, в том числе и голых, и просто не пойми чего!

Отличие пятое. По набережной ходит необычный транспорт. Во-первых, паровозик с тремя вагончиками, очень смахивающий на те, что раньше бегали по ВДНХ. Здесь он за определенную мзду возит всех желающих из одного конца набережной в другой. Во-вторых, неизвестный вид транспорта, представляющий собой два велосипеда, скрепленных между собой по принципу катамарана. Полученная модель бывает двухместной, четырехместной и даже пятиместной с корзинкой для ребенка спереди, часто с одной общей крышей, но иногда и без крыши совсем. Их можно брать напрокат, а еще нанимать в виде такси. В таком случае их, как такси, здесь даже в желтый цвет красят. Отличие шестое. На набережной совершенно негде сесть – лавки тут не водятся. В принципе, посидеть при желании можно и на бордюре от клумбы, но это на любителя. А всем прочим остается или гулять, или шагать в кафе, или тащиться на пляж. На последнем, кстати, тоже сесть негде, если, конечно, не упереть заранее где-нибудь бесхозный лежак.

Вечером я надумала сходить поужинать. Еще днем я заприметила один недурственный рыбный ресторанчик на берегу моря с весьма воодушевившими меня ценами. Назывался он «Октопод». Ресторан был отделан под старину в музыкально-морском стиле. В нем была собрана ну, просто огромнейшая коллекция допотопных радио, установленных сплошными рядами на балках у потолка. Там же сгрудились старые баяны, трубы, корабельные штурвалы, капитанские фуражки, пожарные каски и прочее и прочее. Едва я вошла, села за столик и взяла в руки меню, мне тут же поднесли приборы и… рюмку болгарской ракии. «Что это?» — спросила я в недоумении. «Презент от ресторана, — ответили мне, — виноградная водка!» Кстати, «презенты от ресторана» в Золотых Песках — дело распространенное. В другом ресторанчике мне, например, как-то преподнесли сырно-чесночный крем (???). Но преподносят презенты, как я поняла, здесь исключительно во время первого посещения ресторана. Потом туда можно хоть обходиться – никакой ракии и крема не будет отныне и во веки веков!

Ракия мне пришлась по душе, ужин в целом – тоже, тем более что заплатила я за него всего 9 левов. Но зато, когда я пришла сюда во второй раз, все почему-то подорожало примерно в полтора раза. Впрочем, я не особо опечалилась, и с тех пор пункты питания решила менять. А с этим в Золотых Песках никаких проблем не существовало – всяких забегаловок здесь было просто море. По антуражу «ничего себе так» было на шхуне рядом с нашей гостиницей, в которой посетителей обслуживали пиратки в банданах, неплохо — в немецком ресторанчике напротив гостиницы «Сирена», где над костром на вертеле всегда поджаривалась какая-нибудь аппетитная тушка, а поразили меня в самое сердце, затронув при этом трепетную девичью душу, в скромненьком безымянном кафе, в котором, выяснив, как меня зовут, спели в мою честь три песни на русском языке: «Самоволочку», «Жил да был черный кот» и «Земля в иллюминаторе». Правда, с бо-о-ольшим акцентом, да и набор специфический, но все равно приятно! А вскоре спокойно ходить по набережной я уже не могла. Со мной здоровались и раскланивались официанты всех посещенных мною кафешек, выясняли, как жизнь, рассказывали про свою нелегкую, и в целом на вечерний променад у меня стало уходить времени раза в три больше, чем поначалу. Еще бы, пока со всеми поговоришь!!!

Что же касается качества еды, то готовили везде весьма неплохо. Мне, например, очень нравился средиземноморский суп из мидий и кусочков рыбы в густом томатном бульоне с гренками, специями и перцем. Такой как съешь – согреешься на всю оставшуюся жизнь (вечерами было прохладненько). Не дурен был картофель, запеченный «по-болгарски». Запекали его целыми картофелинами с пластами ветчины и сыра и подавали на сковороде (брынзу не клали). Еще одним прелестным блюдом была фирменная «Корсарская коса» с незабвенной шхуны. Представляла она собой 400 граммов нежнейшей свинины, приготовленной в виде шашлыка в вине и специях и заплетенной в три косички. Элегантно! И все же с питанием в Золотых Песках была проблема. А заключалась она в необъятных размерах блюд, то есть, заказывать два блюда одновременно было бесполезно, все равно съесть их полностью ни за что бы не получилось. Но сначала я о такой особенности Золотых Песков не знала и как-то раз на шхуне умудрилась заказать себе средиземноморский суп и кабачки по-гречески. Так, вот, суп мне принесли в самом, что ни на есть, тазике, а кабачки по-гречески являли собой целый поднос (повторяю, целый поднос!) жареных в кляре, тонких, как чипсы, ломтиков кабачков с чесночным соусом. Съесть невозможно! Бросить жалко — вкусно, аж жуть! А что делать?

Первая ночь в «Златной Котве» у меня прошла своеобразно – я дико замерзла. Проснувшись от холода среди ночи в первый раз, я полезла за вторым одеялом, проснувшись во второй раз – за третьим. В третий раз я проснулась уже утром и поняла, что холодно в гостинице из-за сырости. Как я уже говорила, стояла «Златна Котва» боком к морю, и солнце в номера не попадало ни утром, ни вечером. Летом это, наверно, было бы просто чудесно, но сейчас в номере царил полумрак, а значит, и его постоянные спутники холод и сырость. В общем, поняв, где собака порылась, я обеспечила себя четвертым одеялом и в последующие ночи чувствовала себя вполне сносно, не считая наведенного на горничных жуткого удивления, результатом которого было распихивание ими каждым утром всех моих одеял назад, по полкам шкафа. Завтрак входил в стоимость путевки и предлагался нам в гостиничном ресторане. На него полагался шведский стол, состоявший обычно из колбасы, сыра, брынзы, помидоров, огурцов, двух видов варенья, хлеба, пряников с повидлом, фруктов типа яблок и апельсин, кофе, чая и сока «Юпи». Но уже в первый же день, поняв, что от такого «разнообразия» мы с Ириной быстро загнемся, мы потребовали от официантов приготовить нам яичницу, а Ирина заказала себе еще и суп. Нам все быстро приготовили и подали. И делали точно так же во все остальные дни, потчуя нас отныне неизменными яичницами и супами до тех самых пор, пока уже не восстала я, потребовав на следующий завтрак картошки с сосисками. В результате до конца путешествия в нашем завтраковом рационе постоянно значилась картошка! Трудно понять русские души! Что ж поделать?

В первый день после завтрака нам было велено сидеть в холле гостиницы и ждать, пока за нами не придет сопровождающая Людмила. Я решила послушаться, тем более что Людмила собиралась предложить какие-то экскурсии. К 11.30 (завтрак заканчивался в 9.30) она пожаловала. Людмила сразу заявила, что совершенно не факт, что экскурсии состоятся, потому что сейчас мало народа, а одиночные они не проводят, и пока что в связи с этим есть только поездка в старинный град Несебар. Что ж, в Несебар так в Несебар. Я купила эту экскурсию и заказала на всякий случай еще три. Авось и найдутся какие-нибудь попутчики!.. А пока решила развлекать себя самостоятельно!

4. ЦЕНТР ПРИМОРСКОЙ ВСЕЛЕННОЙ

Варна – это город, в котором бывают все туристы из Золотых Песков и ближайших курортов. Нет, я не имею в виду, что бывают они там, когда спускаются по трапу самолета, а затем грузятся в поданные автобусы и разъезжаются в разные места, окидывая Варну туманным после полета взором из окон этих самых автобусов. В Варну они ездят специально. Не съездить в Варну – это значит, лишиться чего-то, что имеют другие, почувствовать себя на обочине, пропустить некий важный момент в жизни общества. Очень часто в Золотых Песках мне задавали один и тот же вопрос, его же я слышала в разговорах других отдыхающих, тем же интересовались после моего возвращения побывавшие когда-то раньше в Золотых Песках знакомые: «В Варну ездила?». И в случае отрицательного ответа все (за исключением, разумеется, последних) неизменно восклицали: «Ну, как же так?! Обязательно съезди!» А при положительном тут же успокаивались. При этом никого никогда не волновало, что же я делала в этой Варне, что видела? Да и, вообще, что там делают? Главное – сам факт: ездила! Да, в Варну я ездила. Причем собралась я туда на следующий же день после прилета в Болгарию.

Как я пилила на автобусную остановку в Золотых Песках, лучше не вспоминать. Дело в том, что Золотые Пески считаются пешеходной зоной, и все автобусы останавливаются на их окраине, то есть, другими словами, за тридевять земель от моей гостиницы. В общем, до остановки я шла битых сорок минут и лишь через несколько дней узнала, что, оказывается, есть остановка и поближе – в метрах пятистах в горочку от «Златной Котвы». А в этот раз я чуть не умерла.Хорошо еще, что автобус подошел быстро, и я, заплатив за билет до Варны полтора лева, мирно поехала. Говорят, есть такая легенда. Когда Бог раздавал людям земли, болгарин опоздал и пришел последним и, к тому времени, кроме самого вшивенького участка, больше ничего не осталось. Болгарин заплакал, и Бог сжалился над ним и подарил ему кусок своего сада с долиной роз. Но при этом поставил условие, чтобы болгары отныне берегли и охраняли свою землю. Они и берегли, попадая, правда, периодически под власть то Римской империи, то Турции. Но все же, говорят, культуру свою сохранить сумели. Это легенда. А на деле протоболгарами были… переселенцы из Западной Сибири, а именно, с Иртыша, которые пришли сюда не иначе, как счастья искать.

Археологический музей в Варне огромный, занимает целый этаж здания, похожего на дворец. На воротах надпись, что работает он с 10 до 17 часов. Но при всем при том, что пришла я как раз в положенное время, музей был закрыт. Только путем неимоверных умственных усилий и, вспомнив, что Болгария – все же страна бывшего соцлагеря, я догадалась, что вход в музей может быть со двора. Точно! Кроме меня, по музею бродила парочка пожилых немцев и больше никого. Экскурсоводы услуг не предлагали, да, в принципе, они и не очень были нужны. В каждом зале, рядом с каждым откопанным кувшином висели таблички с подробной информацией и историческими справками. Таблички были на болгарском и английском языках, а в некоторых залах еще на французском и немецком. Но читать по-болгарски можно было почти безболезненно – становилось понятным буквально все. Это не то, что говорить с болгарами, когда их язык превращается в самый, что ни наесть, набор звуков, где и двух слов разобрать нельзя! А еще братья-славяне! Так что, читать – это просто!

В общем, всякие первобытные палки-копалки на территории Варны местные археологи находят тоннами и датируют их десятым тысячелетием до нашей эры. Но чем они поистине гордятся, так это раскопанным здесь в 1970-х годах древним некрополем. Найденные там вещи были изготовлены в 4200—4600 годах до нашей эры и, по всей видимости, на территории будущей Болгарии в ту пору жили отнюдь не мумба-юмба. Как считают археологи, это была не хилая цивилизация, самая древняя в Европе и по времени существования сравнимая только с Египтом, а по развитию совсем не с первобытными народами. Кроме костей, в некрополе хранилось около трех тысяч золотых изделий (всего шесть килограммов), изделия из серебра и меди, орудия труда и т.д. А при всех делах, металлы ведь еще нужно было уметь обрабатывать! Жили здесь в то время некие племена, жили – не тужили, рождались и помирали, а золото складывали в гробы своих вождей. В одном таком гробике, кроме косточек местного «градоначальника», которым был мужчина 40—50 лет, были найдены 900 золотых украшений. Этот самый гроб как раз показан в одной из экспозиций музея. Лежит в нем под стеклышком подсвеченный скелет (скорее всего, муляж), весь усыпанный золотыми побрякушками!!! А еще в некрополе были найдены ложные гробы, то есть, другими словами, без жмуриков, но с золотом. Может быть, это золото предназначалось умершим в загробной жизни, а, может, кто-то готовил себе местечко, да не помер вовремя, и похоронили его в другом месте. А потом на территории Варны поселились фракийцы, которые вместе с греками к первому тысячелетию до нашей эры построили здесь вполне приличный город и назвали его Одесос (не путать с нашей Одессой), что значит, «город у моря». Цивилизация у них, надо сказать, была тоже не хилая – одни кулончики в виде изящных золотых амурчиков чего стоили! Наши по сравнению с их просто отдыхают!

Но и у фракийцев не долго музыка играла, вскоре их завоевали римляне. Правда, сами они в Одесосе не поселились, и долгое время здесь жили все те же фракийцы, греки и переселенцы с востока. Об этом говорят надгробные плиты еще одного раскопанного некрополя, на каждой из которых конкретно написано, как звали покойного, где он трудился на благо общества и кем был по национальности. Плиты в музее стоят рядами, но так между собой похожи, что ходить и читать, кто кем был, на третьей минуте становится заунывно. А Варна с болгарами на месте Одесоса появилась лишь в средние века. Но вскоре ее опять завоевали – на сей раз турки, которые потом держали ее под своим игом аж до 19 века. В музее были кучи посуды, монет, украшений, статуй, надгробий и даже икон разных веков. Так что, в целом, он оказался весьма стоящим.

Что же касается Варны современной, то выглядела она вполне современно. Прежде всего, я сходила в местный кафедральный собор – своеобразную визитку города. Стоит кафедральный собор на центральной площади, и все дороги приводят людей именно сюда. А народу ничего не остается делать, как успешно с помощью собора ориентироваться. Собор красивый, огромный, мраморный, многоглавый, с мутно-золотыми куполами и впечатляющими крестами на них. А внутри… Я, честно говоря, так и не поняла католический он или православный. Дело в том, что внутри он был как бы разделен на две части: в одной из них стояли скамейки, как в католическом костеле, а в другой – скамеек не было, как в православном храме. Как мне потом в шутку объяснили, этот собор предназначен для всех христиан: католики в нем могут сидеть, а православные, как привыкли, молиться, стоя. А рядом с собором на площади шла неимоверная торговля. Торговали сувенирами. Чего там только не было на лотках: деревянные флакончики с розовым парфюмом, шкатулки с вырезанными болгарскими сюжетами, кружевные салфетки, куклы-болгарки, тарелки, открытки и много всего прочего, включая антиквариат с советской символикой. Я, наверно, минут двадцать стояла и высчитывала, сколько мне нужно сувениров, а когда высчитала, то закупила чуть ли ни целую партию. А по розовому парфюму местным торгашам, похоже, что даже недельный план сделала!

Варна – красивый город. Зеленый, аккуратный, с не очень интенсивным движением, несмотря на то, что считается третьим по величине в Болгарии после Софии и Пловдива и насчитывает свыше миллиона жителей, с запахом моря, с то и дело всплывающим ощущением некоего гриновского Зурбагана. Где-то в центре него расположилась единственная высотная гостиница, на крыше которой пристроилось маленькое кафе с грошовым кофе (кстати, натуральный кофе в кафе Варны и Золотых Песков обычно не дороже одного лева) и открывавшейся панорамой города. Оттуда видно все, как на ладони: невысокие красно-белые дома центра города, многоэтажки новых районов, церкви и соборы, кажущиеся с высоты игрушечными, холмы, поросшие лесом. Но есть и другая Варна. От кафедрального собора в сторону моря ведет зигзагообразная улица, выходящая к приморскому парку и, если пойти по ней, то создастся впечатление, что находишься где-нибудь на Старом Арбате. Когда я гуляла по этой улице с множеством современных бутиков и кафе, мне казалось, что сюда съехалось пол-Болгарии: народ ходил толпами, пел песни, развлекался, как говорят, отрывался по полной.

А еще есть третья Варна – Варна промышленных районов. После того, как в Болгарии несколько лет назад взялись строить капитализм, большинство предприятий здесь встало, и в настоящее время в полную силу в Варне не работает ни одно. А отсюда безработица в 50—60 процентов, средняя зарплата в 120—130 долларов, жуткое зрелище бывших заводов и фабрик с разбитыми, как во время войны, окнами, покосившимися входными дверьми, заросшими полынью пустырями… Такая она, разноликая Варна…

Статья разбита на нескольких частей. Читайте следующую часть

| 12.04.2005 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий