Отзывы туристов о путешествиях

Побывал — поделись впечатлениями!

Черногория, Прчань, вид с балкона
Главная >> Бельгия >> Брюссель >> Вкус Бельгии, Часть 5 — Гент и Верне


Забронируй отель в Брюсселе по лучшей цене!

Дата заезда Дата отъезда  

Система бесплатного бронирования гостиниц online

Вкус Бельгии, Часть 5 — Гент и Верне

БельгияБрюссель

День 5 — 2 мая 2006 года. Брюссель — Гент — Верне — Брюссель

Обычно на отдыхе перестаешь следить за календарем, и дни недели с датами превращаются в порядковые номера с начала путешествия — день приезда, день 2, два дня до отъезда, бррр, отъезд. Спросонья, однако, понимаешь, что сегодня рабочий день — в коридоре с раннего утра захлопали двери, за завтраком были не семейные пары, а молодые мужчины в строгих костюмах, а на улицах образовались пробки… На перекрестке по пути к вокзалу регулировщик отчаянно свистел, пытаясь обуздать поток машин. Поезд до Гента был полон. Но разве можно нас отпугнуть такими мелочами?:)

Если хочешь увидеть настоящую старину,
поезжай в Гент

С. Нарожная

В большинстве путеводителей про Гент и Брюгге
написано совсем немного — гораздо меньше,
чем следовало бы. Впрочем, есть книга, которая
возместит вам недостаток информации —
это «Легенда об Уленшпигеле» Шарля де Костера.
Если подсчитать, какой из городов, — Гент или Брюгге, —
упоминается в «Легенде…» чаще, то победу
со счетом 40:34 придется отдать Генту.
Пожалуй, Гент можно считать одним из героев книги —
наряду с Уленшпигелем, Ламме, герцогом Анжуйским
или императором Карлом V. 
Не верите — перечитайте двадцать восьмую главу.

НОКА

Гент (Ghent)

Немного истории

Дело обстояло так. Древние люди жили тут с доисторических времен — уж больно место было удобное, уже в 7 веке (630 году) здесь выросла крепость — защищать от викингов два аббатства, которые к тому моменту здесь уже были — сначала деревянная, а потом и каменная — замок Гравенстин к вашим услугам. Вероятно, название города происходит от кельтского «Ganda» — «слияние», ведь город стоит на пересечении двух рек — Шельды и Леи. Постепенно Гент приобретает все большее значение, и в 1178 году получает свои первые привилегии — то бишь налоговые и прочие льготы, или, по-современному выражаясь, становится оффшорной зоной.

Гентские олигархи, несмотря на свои несметные богатства, вовсе не стремились финансировать войны, которые вели властители Фландрии — например, в 1458 году герцог Филипп Бургундский наказал горожан за восстание 1448 года (ждал 10 лет!). Сначала он разгромил городское ополчение, затем ликвидировал большинство привилегий Гента и приказал знатным жителям города явиться перед ним с петлями на шеях в знак покорности, при этом важные городские персоны должны были явиться в исподнем, промаршировать в таком виде по городу и преклонить колени перед герцогом, чтобы тот простил город и оставил ему привилегии. Аналогичную процедуру провел и неблагодарный уроженец Гента Карл V, когда в 1537 году Гент отказался платить дополнительные налоги для войны Карла V с французским королем. С тех пор у гентцев и появилось прозвище «Stropke», что значит «петля от виселицы». «Имидж — ничто», — под таким девизом могли бы маршировать гентские олигархи…

«Соперничеству Гента и Брюгге двенадцать веков, — эти века вместили и небывалое могущество, и упадок, и постепенное, трудное возрождение к новой жизни. Сначала были две крепости, построенные феодалами для защиты своих земель от викингов. Потом вокруг крепостей стали селиться ремесленники и торговцы, появились церкви и рынки — и выросли города. Успешнее всего дела пошли у горожан, занимавшихся ткацким ремеслом и продажей тканей. Вскоре слава фламандских тканей и кружев гремела по всей Европе- в городах трудились сотни ткачей и красильщиков, по рекам караванами шли торговые суда, в порту не смолкала иноземная речь. В XIII веке фламандские города состязались в красоте с королевским Парижем. Да и по величине они не намного уступали 80-тысячной в то время столице — в Брюгге и Генте жило 50 тысяч человек. Воевать городам приходилось не меньше, чем торговать, и неспроста славились они не только своими церквями, но и „драгоценным поясом“ — крепостной стеной с башнями. А еще колоколом, который звал горожан к обороне от жадных соседей. Звон колокола был свободным голосом города, потеря колокола считалась тяжким унижением. На долю Гента такое унижение выпало — он лишился знаменитого „Роланда“. По легенде именно эта потеря стала для города началом конца, — однако не случись этого, может быть, и не был бы Гент прославлен Шарлем де Костером в той самой 28 главе „Уленшпигеля“…

Что же случилось на самом деле, что положило конец могуществу Гента и Брюгге? Пожалуй, трагическое стечение исторических обстоятельств. Когда в 14 веке во Фландрии начались массовые крестьянские восстания, бедные городские ткачи поддержали крестьян, поскольку сами были выходцами из деревни, пришедшими в города в надежде на лучшую жизнь. Восстания нанесли ткацкой промышленности первый серьезный удар — в охваченных смутой городах ткать стало некому, а сотканное невозможно было продать. Подавление восстаний стало вторым ударом. Многим ткачам грозила казнь, и выход у них был один — бежать из страны. Ткачи бежали, увозя с собой секреты своего ремесла и даже станки. Их приняла Англия, давно мечтавшая перестать быть только поставщиком шерсти и отвоевать рынок тканей у Фландрии. Мечта сбылась — Англия построила мощную ткацкую промышленность и победила. Фландрия, разоренная смутой, не смогла ничего противопоставить конкурентам — а тут еще и чума довершила дело. Могущественные некогда фламандские города опустели. Закат Брюгге — покинутые дома, занесенные песком каналы, эхо церковного колокола в опустевших улицах, — опишет в 19 веке в своей книге бельгийский поэт-символист Роденбах. Можно считать, что благодаря Роденбаху литературный счет городов в конце концов сравняется…

Между тем время шло, и новым шансом для Гента стала промышленная революция — в 18 веке город вернул себе важную роль, теперь уже как центр фабричного производства. Брюгге же все больше превращался в город- призрак. Казалось, соперничество городов завершится победой Гента, — но история опять предпочла смешать карты.

Люди стали путешествовать, и у городов появилась новая статья доходов — туризм. Редкий город мог предложить туристам то, что предложил Брюгге — ведь с 16 века город практически не перестраивался. Сохранились каналы с горбатыми мостиками, легкие как кружево башни, островерхие крыши, глядящие в теплое голубое небо множеством слуховых окошек, пряничные домики, вырастающие прямо из воды, чтобы к двери можно было причалить на лодке. Чтобы увидеть все это, в город тысячами устремились туристы.

Генту на тот момент нечем было ответить Брюгге. В свое время фабрики спасли Гент от запустения, но теперь сажа и копоть из фабричных труб толстым слоем покрывала сохранившиеся кварталы старого города и медленно их разрушала. Нужно было срочно исправлять положение — и горожане его исправили, проведя в 80-х годах прошлого века огромную работу по реставрации исторического центра.

Теперь Гент и Брюгге соперничают на равных. Они очень разные — среди моих знакомых нет единого мнения насчет того, какой из городов лучше» (с) НОКА

Правда, здорово написано?:)

Прогулки по городу

Дорога к Старому городу

Гент, пожалуй, единственный посещенный нами бельгийский город, где вокзал далековато от Старого города — пешком около получаса. Но полчаса прошли не зря! Сначала мы видим большой зеленый парк, затем — ботанический сад какого-то института, вызвавший мой бурный восторг. В маленьком прямо-таки васнецовском озерце прямо красные осетры плещутся! А какие там клумбочки с аккуратненько высаженными цветочками, кустиками и кустищами! И все цветет! Красота… Затем мы лицезреем масштабную стройку у собора (бывшего аббатства) Святого Петра и по центральной торговой улице выходим к сердцу города. Здесь в восхитительную линию выстроились несколько интереснейших церквей: Собор Св. Михаила, Собор св. Николая (слева), колокольня Белфорд и собор Святого Бавона (справа).

Собор Святого Баво

Потрясающий собор назван в честь Святого Баво, местного уроженца, который стал святым в 7 веке после того, как раздал все свое имущество бедным и удалился в монастырь. Деревянная церковь Св. Иоанна на месте собора стояла уже в 942 году, но город рос, стал международным торговым центром, и богатые горожане решили — нужна новая церковь! Чем мы хуже Брюгге! И уже в 1038 году возвели новую каменную церковь в романском стиле, от нее сохранилась только крипта — та самая, которая сейчас служит криптой собору Святого Баво и куда мы скоро спустимся…

Население города росло очень быстро, и уже через 300 лет они перестали помещаться в небольшой старой церкви, тогда богатые горожане решили — быть новой церкви, да чтоб с запасом, на вырост! Новую готическую церковь начали строить в 1353 году. Как водится, строительство растянулось надолго: церковь была закончена в июне 1569 года. Ее нарекли именем Святого Баво, потому что старое одноименное аббатство, существовавшее с 7 века, было закрыто в 1540 году тем самым неблагодарным уроженцем Гента императором Карлом V, и все каноники аббатства перешли в новую церковь. В 1561 году церковь становится кафедральным собором Гента, коим и остается по сей день.

Внутри Собор величественен и внушителен. Неспешно начинаем обход… Туристы толпятся в двух ключевых точках — слева от входа, где стоит касса, и продают билеты (3 евро) на осмотр полотна работы братьев Ван Эйков 1432 года «Поклонение агнцу» («Adoration of the mystic lamb»), с правой стороны — где в одной из капелл находится копия этого полиптиха, бесплатно. Заплатив по 3 евро, мы получили аудиогид, старательно рассказывающий о каждой отдельной детали картины, и оказались в духоте и толпе народу, из-за макушек которой самого произведения было практически не видно. Из принципа посетили и бесплатную копию — разницы ну никакой, а толпа поменьше… Для желающих ознакомиться, что это и стоит ли на ее смотреть, можно это сделать тут:
http://www.trabel.com/gent/gent-misticlambintroduction.htm

Кроме полиптиха, в соборе есть ради чего задержаться на часок-другой! Это и яркие витражи, придающий собору несколько фантастический облик, и гробницы епископа и некоторых знатных горожан, и многочисленные скульптуры (особенно хороши те, что в капеллах справа — например, коленопреклоненный епископ перед Девой Марией), и картины фламандских мастеров, начиная с 15 века (возле каждой написаны названия, авторы, даты создания и кратко — история создания). На меня очень большое впечатление произвели цветные портреты всех епископов Гента, начиная с 1561 года — с правой стороны собора. Представьте себе большую стену, которая состоит из множества портретов мужчин в церковном облачении — ходишь вдоль стены, и смотришь, как менялась техника портретной живописи на протяжении нескольких веков… портреты последнего века немного похожи на раскрашенные фотографии, или это стиль такой… а потом замечаешь в конце второй такой стены пустые места, ждущие своей очереди… аж мороз по коже…

Из шедевров собора следует отметить резную кафедру из дуба и мрамора работы Лорента Дельво, 1745 г., циклопического размера орган 1653 г. (есть мнение, что он самый большой в Бенилюксе), и 2 картины Питера Пауля Рубенса. Одна из них расположена с той самой, богатой на шедевры правой стороны, а вторая — более известная «Вступление святого Бавона в монастырь», висит с левой, напротив входа в крипту (ту самую, от старой романской церкви). В крипту мы сейчас спустимся, но сначала я расскажу о еще одной картине из собора…

Уже довольно давно я стала замечать некоторую особенность в наших поездках: непосредственно после них, или во время самих поездок получается так, что я беру с собой книги, которые так или иначе связаны с историей того места, где мы находимся, или только что находились. Например, в поездку по Бельгии я взяла с собой свежекупленную серию Артуро Перес-Реверте о приключениях капитана Алатристе — и надо же — когда я читала про взятие бастионов Остенде испанцами, мы подъехали к Остенде, когда я читала о том, как испанцы захватывали Фландрию — мы ехали в Верне (о нем чуть позже), а только приехав из Бельгии, мне отчего-то захотелось перечитать роман «Фламандская доска» этого же автора. И буквально через полчаса с начала чтения я увидела в примечании, что в соборе Святого Баво находится одна из работ Питера Ван Гюйса, того самого фламандского художника, вокруг картины которого «Игра в шахматы» разворачивается вся зловещая и таинственная интрига романа! Наверняка мы ее видели — потому что пристально и добросовестно осмотрели все, чем богат собор, но я совершенно ее не помню… Придется еще раз ехать.

И вот, наконец, мы подошли к крипте. Она, как вы помните, принадлежала самой первой каменной церкви собора, рачительные гентцы, хоть и были олигархами, камень и стройматериалы почем зря не переводили, а построили новую церковь прямо на крипте и фундаменте старой. Небось, еще и стены старой пошли на сооружение новых стен. Крипты, как правило, и сами по себе интересны своей древностью и таинственностью, в них чувствуется такой «запах времени», как я это называю — немного затхлый и застоявшийся, но эта крипта оказалась особенно интересной — ведь Музей изящных искусств Гента закрыт на реконструкцию до 2006 года (в мае он был все еще закрыт), и коллекцию старых фламандских мастеров можно увидеть в крипте собора Святого Баво.

Спускаемся вниз. На стене справа — план крипты, где разными цветами показано, как она достраивалась и перестраивалась. Тут же на стенде можно взять буклеты на разных языках об экспонатах, которые здесь представлены. Осмотрели мы и драгоценную дарохранительницу, и прочие церковные реликвии, и фламандцев… Кстати, туристов здесь не было — то ли им не сказали, что в крипте можно увидеть не меньше, чем в соборе, то ли лень было спускаться… Основные работы, представленные здесь — 2 картины Иеронима Босха, одного из самых странных художников Нидерландов, еще один Рубенс, ну и прочие художники, менее известные, но от этого не менее талантливые.

Вот, например, одна из картин Босха, находящихся в крипте:
http://commons.wikimedia.org/wiki/Image:Hieronymus_Bosch_055.jpg

Возвращаясь к теме книг, есть еще одна несколько сюрреалистичная книга о загадочном художнике Иерониме Босхе — Питер Демпф «Тайна Иеронима Босха». Наверное, она не слишком исторически достоверна, но дух времени, как мне кажется, передан верно…

Белфорд, колокол «Роланд»

Гент уже с 12 века обладал торговыми и налоговыми привилегиями, которые принесли городу несметные богатства. Для хранения документов, подтверждающих эти привилегии, и была построена башня Белфорт — символ городской свободы и особенности — прототип современного банковского депозитария — с тремя дубовыми дверями по три замка каждый, а ключи, как и сейчас в банках, хранились у разных людей — глав важнейших гильдий Гента. Когда менялся правитель (граф там или герцог какой), документы бережно доставали из хранилища и с особой помпой зачитывали — чтобы правитель не запамятовал, и лишнего не содрал с горожан, а горожанам это, вероятно, давало лишний повод для гордости — в таком городе живем, в такое время, товарищи!:)

Есть мнение, что Белфорд Гента — одна из самых впечатляющих фландрских башен, даже сейчас, в современном Генте, она высится над городом, а уж в Средние века-то она и вовсе была самым высоким сооружением, отчего и использовалась как дозорный пункт — на случай пожара или нападения врагов. Колокольня была завершена в 1338 году, строили ее по проекту Яна ван Айелста (Jan van Aelst) и Филиппа ван Биержине (Filips van Beergine). На вершине башни гордо восседает дракон, а по углам крыши, где башенки-шпили, стоят на страже Гента четыре каменных солдаты. Правда, это уже копии — в 1870 году последнего уцелевшего оригинального солдата поместили в сокровищницу, где раньше хранили документы.

«Еще одна достопримечательность Колокольни — карильон из 54-х колоколов, который славится на всю Бельгию. Карильон этот не простой: до сих пор в его состав входят 28 колоколов старого карильона работы Хемони, который был изготовлен в 1659 году и первоначально включал 37 колоколов. (В 1913 г. были отлиты новые колокола голландской фирмой „Айсбоутс“)» (с) С. Нарожная

 В зеленом скверике между Белфорт и церковью Святого Николая стоит колокол Роланд, так в Генте называли сторожевой колокол, который собирал народ для защиты города от врагов, и когда-то эта громадина висела на вершине башни. Самый первый Роланд был отлит в 1314 году, позже мастер Хемони использовал его как сырье для отливки колоколов своего карильона, и самый большой колокол его тоже назвали Роландом. В 1914 году колокола оснастили электропроводами, отчего второй Роланд внезапно треснул. Колокол сняли и установили недалеко от Белфорт. А для карильона отлили новый Роланд — третий по счету.

Еще в этом скверике, но уже ближе к башне, необыкновенный памятник от скорбящего города Гента одному из бургомистров — барону Эмилю Брауну (1895—1921) — над гранитных колодцем стоят с опущенными головами пять коленопреклоненных скульптур…

У подножия Белфорт — красивый фонтан, где прямо на земле разлеглось большое количество молодежи — как морские котики на лежбище. А еще у самой стены башни стоят, пожалуй, самые удобные уличные скамейки из всех, которые я повидала. Там после пробежки по всем церквям мы немного передохнули, не забывая при этом крутить головой, и при этом заметили, что трамваи, что идут мимо церкви Святого Николая, рейс 4 — направляются в Москву. Читала еще в одном из рассказов путешественников, что есть и рейсы на Петербург, но мы такого трамвая не увидели. А еще на доме напротив церкви Святого Николая — веселые человечки отплясывают свой вечный танец.

Цех суконщиков

Как и в Брюгге, к Белфорт примыкает здание Суконных рядов 15 века — суконщики как наиболее процветающая из гильдий, любому приехавшему давали понять, кто в Генте хозяин. Небось, и ключ от сокровищницы у них был самый большой. Здесь заключались контракты, делались контрольные взвешивания, делалась экспертиза тканей. А сейчас на первом этаже — турбюро (9.30—17), где вам выдадут карту, и расскажут что-нибудь интересное о Генте. А еще там ведут статистику — дама, выдавшая карту, спросила — откуда мы. Оказалось, это для учета туристов, посетивших город, мы оказались первыми и вторыми россиянами. Многочисленные группы соотечественников оказались не посчитаны…

Ратуша

Как ни утверждают гиды многочисленных российских групп, что Ратуша — это то, что стоит возле собора Святого Баво напротив фонтана (сама слышала), не верьте им! Это всего лишь стилизованное под гентский стиль современное здание, в котором сейчас ресторан. А дом в псевдоготическом стиле с часами ближе к набережной — почта города, построенная в начале прошлого века. Настоящая же Ратуша находится сразу за Белфортом — только стоит она к башне боком, и оттого выглядит крайне невзрачной, основная же красота прячется в узком переулке…

Ратуша была построена на том самом месте, где до 1482 года встречались городские представители и главы гильдий — в особых тайных домах. Понятное дело, такие помещения были слишком малы и непрезентабельны для таких важных господ, поэтому господа олигархи решили выстроить Ратушу — чем мы хуже Брюгге? В Брюгге Ратуше к тому моменту уже исполнилось 106 лет… Построили гентскую Ратушу за 2 года, но в 1518 году граждане решили, что она опять мала и непышна, и с 1518 по 1535 годы ее начали перестраивать. Полет мысли о том, как должна выглядеть приличествующая Генту Ратуша, был безжалостно прерван в 1540 году — император Карл V обложил граждан непосильными налогами, и поэтому Ратушу, построенную на одну треть, пришлось законсервировать, только в 1572 году строительство было продолжено. Бедная Ратуша и после окончания строительства достраивалась еще несколько раз — в 18 × 19 веках, например, для визита Наполеона перестроили центральную лестницу… Таким образом, то, что мы сейчас видим, смешение стилей разных веков — от готики до ренессанса.

Люблю я во время прогулки грызть яблоки, в день получается съесть около 1,5 кг, с утра все это богатство загружается в рюкзак мужа и методично поедается по мере прогуливания. Внезапно оказалось, что в Бельгии как-то проблематично с нормальными магазинами, коих, скажем, в Москве — тьма-тьмущая на каждом шагу, фрукты в Брюгге-Генте мы увидели только в арабских/индийских лавчонках втрое дороже, чем в супермаркете в Брюсселе, и только прогуляв в Генте полдня, мы нашли на одной из площадей за Ратушей фруктовый павильончик… я была спасена от яблочного недоедания.

Церковь Святого Николая

Церковь Святого Николая — старейшая в Генте, возведенная в честь покровителя торговли Святого Николая. На месте теперешней церкви уже дважды возводились деревянные церквушки, и вот незадача — обе они погибли в огне пожаров в 12 веке — то ли святой гневался, что церкви маловаты, то ли торговцы ему чем-то не угодили… Олигархи пораскинули мозгами и решили не мелочиться — скинулись на новый храм, большой и каменный, который и был построен — между 1220 × 1250 гг.

Церковь построена в стиле «шельдская готика», из сине-серых камней, привезенных из Турне (Турне тоже расположен на Шельде, и материал для постройки было удобно доставлять на кораблях). Точно из такого же камня построен удивительной красоты и изящества собор в самом Турне, но об этом — в свое время. Синевато-серый цвет каменной кладки придает храму внушительный и мрачноватый вид. Тяжелая башня находится над перекрестьем нефа церкви с трансептом (в отличие от традиционного расположения над западным входом). До постройки Колокольни башня Святого Николая служила еще и дозорной, и с моста Святого Михаила очень четко видно, что башни церкви и колокольни здорово похожи — они выполняли схожие функции.

Церковь была декорирована в готическом стиле, но в 1546 году протестанты уничтожили все убранство, а во время Великой Французской революции здесь вообще устроили конюшню. Церковь представляла собой руины до 19 века, когда после долгих размышлений горожан — что делать с церковью в центре города — ее решили реставрировать. Сей процесс длится по настоящее время. Вход задрапирован строительной сеткой, но церковь была открыта, и нам удалось ее осмотреть. Восстановлен алтарь, своды, несколько витражей, деревянная кафедра, часть капелл огорожена ширмой с детскими рисунками. Стоит копилка для сбора пожертвований на реставрацию.

Мост Святого Михаила, Корнляй, Грасляй

 В самом сердце города через реку Лею переброшен мост Святого Михаила, с одной стороны остаются собор Святого Баво, Белфорт, церковь Святого Николая, впереди — церковь Святого Михаила. Именно отсюда открывается прекрасный и впечатляющий вид на три башни (колокольню и башни церквей), и на две абсолютно аутентичные средневековые улицы вдоль реки — Грасляй (Graslei) и Корнляй (Koornlei). На самом мосту стоит бронзовый Святой Михаил в боевом облачении, колющий какую-то гидру мечом. Неоготическое здание 20 века с изящной башенкой — почта Гента, не путать с Ратушей.

Но самый прекрасный вид открывается под мостом: никогда я не видела такого, чтобы такое количество людей сидело/лежало прямо на набережной! Группки сидящих на корточках теснились вдоль домов, некоторые устроились на сдутых лодках, остальная молодежь образовывала кружки и круги беседующих и пьющих пиво. А лодок на реке было — несметное количество! Улицы старинных домов — Грасляй и Корнляй — несколько отличаются друг от друга: мне показалось, что левая сторона все же гораздо более поздней постройки, а вот правая показала нам настоящие средневековые дома во всей красе! Улицы вообще ведут свою историю и название от гаваней, в которых когда-то здесь шла бойкая торговля — от слов «улица овощей и трав» произошло название Грасляй, а от «улицы зерна» — Корнляй.

Аутентичные дома гильдий на Корнляй необыкновенно хороши и от них прямо-таки веет стариной! Ступенчатые готические фасады были окутаны туманом с реки, изукрашены причудливыми росписью и резьбой, и отражались в воде Леи, образуя какое-то неземное измерение… Очень выделяется древностью даже среди отнюдь не новеньких зданий домик Хлебных складов — здание нарочно построено с наклоном — каждый метр высоты фасад наклонен на 1 см — для облегчения погрузки на баржи с хлебом. Рядом с ним, справа — малюсенький домик- комнатка. Названия домов довольно подробно можно прочесть в «Ле Пти Фюте», это, пожалуй, второй раз, когда этот путеводитель нам реально пригодился.Первый раз случился на Гран пляс в Брюсселе, когда мы сначала отчаянно крутили головами, пытаясь понять, где какое здание, сравнивая то, что мы увидели, с тем, что написано. Правда, потом мы расслабились, и стали просто любоваться красивыми домиками. Какая, в конце концов, разница, дом это мясников или хлеботорговцев? Разве от этого он становится менее привлекательным? Наверное, это Andre на меня так позитивно влияет.

Вдалеке уже с моста виднеется суровый профиль Гравенстина, замка графов Фландрских, но мы сначала осмотрим церковь Св. Михаила, а потом направимся туда.

Церковь Святого Михаила

Отличительный ее признак — недостроенная башня. Как это получалось во Фландрии не раз, денег на постройку очередной самой высокой башни христианского мира не хватило, и после двух веков строительства (15—17 вв.) остался вот такой огрызочек. Вполне симпатичный. Но собор в Мехелене симпатичный, но о нем — в другой раз. Внутри традиционное готическое убранство, стоит взглянуть на «Распятие Христа» работы Антонио Ван Дейка (17 в.). Да, работает церковь 14—17.

Замок Гравенстин

«Гравенстин» в переводе с фламандского означает «замок графов» — так и получилось: город вырос вокруг двух аббатств и этой самой крепости, обиталища повелителей тутошних земель. Графы были неглупы и имели по замку возле каждого мало-мальски значимого города Фландрии, но только гентский замок пережил века, войны и потрясения Европы более-менее невредимым. В стародавние времена на месте замка было аж 3 деревянных крепости, погибших по разным причинам, и уже к 1000 году был отстроен первый каменный замок.

Гравенстин в том виде, что мы увидели, был выстроен между 1157 × 1191 годами графом Филиппом Алсасским (Fillips of Alsasse), который опрометчиво принял участие в одном из крестовых походов и сложил там голову… Замок верой и правдой служил графам Фландрии, а когда сформировалось государство Бельгия, он использовался для разных целей (в том числе и самой банальной — как тюрьма), а сейчас в нем выставка старинных оружия и амуниции, а также музей тюрем и большая коллекция пыточных инструментов. Вход стоит 6 евро.

Замок мы обошли со всех сторон — суров, неприступен, внушителен. Серые стены прямо-таки угрожающе вырастают из воды. Надежное сооружение! У стены слева от входа — стальная паутина диаметром метра 4. Для кого, интересно? Перед крепостью, отделенная от нее рвом, находится Веерлеплейн (Veerleplein) — площадь, где совершались публичные казни.

Прогулка по городским улочкам

От замка мы решаем просто бесцельно погулять по улочкам Гента. Но, видимо, оставшиеся неохваченными культурные ценности так разволновались, что мы их не увидим, что стали упорно попадаться на глаза. Так, неподалеку от замка мы вышли на небольшую укромную площадь Veerle, где увидели сначала Рыбный рынок, а чуть дальше — Дом мясников. Рыбный дом выстроен в стиле барокко в 17 веке, фасад украшен статуей Нептуна, по бокам которого восседают Шельда и Лея — тутошние реки. Дом мясников — протяженное здание, построенное между 1407 × 1419 годами из серого обветшавшего камня, со множеством ступенчатых фасадов. Честное слово, кажется, что там до сих пор разделывают туши и пахнет сырым мясом…

Кармелитский монастырь осмотрели набегом — приятная церковь с барочным фасадом, тихий двор. А вот бегинаж оказался оккупирован элитной частной застройкой, и доступны для обозрения только макушки домов за надежными стенами. Буржуи! На самом деле, старый бегинаж перенесли в сторону, и мы до него дошли чуть позже, но ничего особенного мы там не обнаружили. Внезапно мы вышли к месту, где с этой, нашей стороны реки еще стояли дома, стилизованные под старину, а на другом берегу реки — уже современные панельные многоэтажки, как будто оказались в каком-нибудь спальном районе Москвы. Удерживало в гентской реальности только интересное здание — по бокам две серые башни с островерхой крышей, а посредине — традиционный ступенчатый фасад. Созерцание панелек так нас подкосило, что мы решили двигаться вдоль реки и любоваться исключительно аутентичными фасадами (вот ведь прицепилось это слово!)

Через сотню-другую метров перед нами выросла краснокирпичная стена, на которой вполне внятно была изображена петля от виселицы — своеобразный юмор граждан на тему их прозвища (см. история Гента). На этом вся ирония горожан не закончилась — на другой стороне реки стоит тучный бронзовый горожанин в исподнем с этой самой петлей на шее…

На протяжении всего канала, вдоль которого мы неторопливо шествовали, были замечены приятные такие мостики, особенно один, украшенный статуями древних гентцев, едущих на рынок — так мне показалось, ибо в руках они несли коров, уток и гусей, а некоторые так и вовсе ехали на лодках. Местные дети во время нашей прогулки были заняты чем-то чрезвычайно интересным: сбившись в стайки, они сверяли то, что они видят, с тем, что было схематично набросано у них в листках бумаги. Таких групп было несколько, и все они старались обогнать одна другую стремительными бросками, при этом постоянно хихикая и двигаясь таки единым фронтом, сплотив ряды, что едва не сносили нас в канал. Наверное, это что-то вроде игры «Познай свой город», или практическое занятие по истории родного Гента, ибо точно такую же группку девчонок мы увидели в Кортрейке на следующий день — учительница рассказывала им о Битве золотых шпор…

Случайно вышли мы и к Дулле Грит (Безумная Маргарита по-местному) — это огромная старинная пушка, отлитая в Ауденарде (Oudenaarde) в 1578 году и привезенная в Гент по реке. А неподалеку раскинулся просторный и окруженный цветными домиками Пятничный рынок (Vrijdagsmarkt). Домики исключительно хороши, но на таком большом пространстве как-то теряешься. В центре площади возвышается памятник, отчего-то напомнивший мне Минина и Пожарского, только без Пожарского. Именно здесь гильдии под руководством Якоба ван Артевелде (чей памятник собственно, мы лицезрели) в 1340 году провозгласили Эдуарда II Английского королем Франции.
Это провозглашение было попыткой сохранить тесные торговые связи с Англией, так как их производство шерсти очень сильно зависело от поставок сырья с другой стороны пролива. Это дало жителям Гента повод для восстания против короля Франции, в феодальной зависимости от которого находилась Фландрия. Предводителем революции был Якоб ван Артевелде, который стал «национальным» героем Гента. Хотя не надолго: он был убит несколькими годами позже теми же самыми гражданами, чьи интересы он пытался защитить.

Стоит уделить отдельный кадр симпатичному домику под именем собственным Toreken — оно простое, зато с премилым балкончиком, собственной маленькой башней и 15 века постройки. В другом углу площади — несколько диссонирующее в общим обликом средневекового города здание в стиле арт-нуво (начало 20 века) — огромные золоченые буквы на фасаде гласят, что здесь заседает социалистический трудовой союз.

На этой самой площади мы и нашли вожделенные фруктовые палатки. Полный коммунизм: подходи кто хочешь, бери что хочешь, совершай обход прилавков и топай к весам, где посчитают, сколько с тебя. Фрукты отменные, цены как в Москве. Радостно хрумкая огромное яблоко, мы осмотрели готическую церковь за углом, оценили Ратушу, и вернулись на площадь перед собором Баво. Отсюда мы решили обойти его кругом и полюбоваться знаменитым зданием под названием

Дом дьявола

За собором Св. Баво можно увидеть «Geeraard de Duivel Steen» или замок Жералда Дьявола. Этот маленький замок был одним из первых каменных домов в городе. Согласно древней легенде, мужчину, живщего здесь, звали Жералдом. Его прозвали Дьяволом за то, что он был женат пять раз, и каждый раз он убивал свою жену, чтобы жениться на другой. Действительно, Дьявол, или прости любимая, так получилось! Наверняка именно этот персонаж послужил прототипом для легенды о Синей Бороде…Сейчас здание используется городской администрацией для хранения архивов.

За домом дьявола творилось что-то непонятное: прямо в продолжение рва с водой, окружающей дом-замок, громадные экскаваторы копали большую-большую ямищу, причем непонятно, как в нее не попадала вода изо рва. Умиление вызвал большой плакат (потом мы видели таких много по всей стране, но именно здесь первый раз обратили внимание) — он отличался от аналогичных плакатов строек по всей нашей столице тем, что кроме указания даты окончания строительства, телефонов организаций и фамилии прораба там была указана стоимость строительства. Учет и контроль — это приметы социализма, говорите?:)

За собором обнаружили еще один прекрасный и трогательный памятник — благодарные гентцы братьям Ван Эйкам. Два немолодых человека в традиционной одежде сидят в раздумьях, а к ним склонилось множество людей — восхищенных, почтительно умолкших, тянущихся за благословением…

Положительно, Гент затронул нас за живое! В таком приподнятом настроении мы и направились к следующему городу —

Верне (Veurne, Furnes)

Практически все культурные ценности этого небольшого городка расположены на Ратушной площади. До нее от вокзала, похожего на замок, пешком около 5 минут, идешь-идешь себе по обычной современной улочке, через канал по выгнутому мостику, и вдруг — оказываешься в Средневековье!

Удивительным образом город уцелел в беспощадной мясорубке Первой и Второй мировых войн, потом, отступая под ураганным огнем захватчиков, бельгийцы открыли шлюзы, и большая часть Фландрии оказалась под многометровым слоем воды — но вода не дошла до города, и он снова уцелел… Мистика? Возможно…

Ратушная площадь удивительно красива и впечатляюща, и в нее удивительным образом гармонично вплетаются и многочисленные автомашины, припаркованные на ее территории, и кафешки, рассредоточенные по периметру, и мы, гуляющие туристы и любующиеся ее домиками и церквями… В городе очень тихо и спокойно, никто никуда не торопится, да и куда им спешить — город уже окрасился лучами заката, в кафе неспешно ужинают старички… город готовится ко сну…

Площадь имеет форму квадрата. Прямо перед нами, в правом углу — Ратуша с потемневшими от времени треугольными фасадами, резным крылечком, и высокой изящной башней Белфорт, и потрясающими кожаными обоями внутри (3 евро за вход, 10—17). Справа от Ратуши — Дворец правосудия, где расположено турбюро и нам выдали книжку про город с картой. Дом «о четырех головах» — как будто четыре домика со ступенчатым фасадом, склеенные боками, с аркадами по первому этажу — дом городской стражи. По периметру площади единым фронтом стоят затейливые домики гильдий, выстроенные в стиле фламандского ренессанса, вершинки фасадов украшены хищной птицей, оленем, какими-то вазончиками и завитушками. Сейчас в них кафе, конторы, и даже какие-то офисы…а стоит зайти чуть во дворы, и там уже стоят жилые дома современной постройки, правда, стилизованные под средневековье.

 В Средние века Верне был под испанским владычеством — об этот напоминает Испанский павильон на площади, здание 17 века, служившее оккупантам штаб-квартирой. Здание рядом с ним, но по другую сторону улицы — бывший Цех мясников — сейчас тут городская библиотека.

За Ратушей и Домом правосудия высится церковь Святой Вальпургии — из красного кирпича. Она все еще строится, а старая часть — реставрируется, поэтому внутри местами стена укутана зеленой сеткой и стоят леса. СтОит посмотреть на большие красивые витражи, множество статуй. 2 занятых беседой реставратора почему-то говорят по-итальянски. Позади церкви прекрасный сад, с укромными местечками, смешными статуями, лавочками с бабушками, и как будто забытым строителями куском фундамента. Отсюда хороший вид на город и видно, что позади Ратуши проходит кусочек высокой каменной стены, некогда окружавшей город. Городок вообще тихий и спокойный. Кажется, туристов, кроме нас, нет.

Вторая церковь выглядывает с противоположной стороны Гроте маркт — она стоит на площади под названием Яблочный рынок. Сама церковь немного несуразная снаружи, похожа на разползшийся торт, но с мощной суровой прямоугольной башней. Церковь постройки 13—18 вв., так вот, скорее всего, именно башня — 13 века — с такой хорошо отстреливаться от врагов и лить кипящее масло и смолу. Сейчас в яростном отстреливании необходимости нет (ну разве только от налоговой инспекции, но на башню можно подняться и представить себя в осажденной испанцами крепости — за 1,5 евро.

Если вы любите идиллические картинки из сельской жизни — тут и такое есть: небольшая ферма 17 века, в которой сейчас небольшая пекарня-музей (3 евро), она подальше от центра, детям наверняка понравится.

Возвращаемся на вокзал. Время еще есть, и я читаю расписание. Железнодорожных пути 2. Через Верне 2 раза в час проходят поезда — на Брюссель и от него. Оба через 1й путь, зачем вообще второй — неясно. Наверное, на случай атомной войны. Милый городок.

Как обычно, полные версии рассказов и фотоальбомы доступны здесь

Комментарий автора:

Статья разбита на нескольких частей. Читайте предыдущую часть, следующую часть

| 25.07.2006 | Источник: 100 дорог |


Отправить комментарий